ЗАЧЕМ МЫ ВСЕ ВДРУГ ЗАХОТЕЛИ УБИТЬ ОЛЕСЯ БУЗИНУ…

1297

 

Казалось бы, интервью с писателем – как его превратить в грандиозный скандал, затмевающий… А что, собственно, затмевающий? Люди далёкие от каждодневного перемалывания «дел наших скорбных» почему-то так сразу и предположили: есть ведомство в недрах Министерства пропаганды, которое с утра до вечера планирует, чем бы запудрить мозги.

Я сам в это не очень верю. То есть не верю, что можно скоординированно и оперативно сделать из Алексиевич белорусскую писательницу-убийцу.

Однако именно так это и выглядит. Все обсуждают, чуть ли не падая в изнеможении, моральные качества Алексеевич, забывая при этом про всеобщий российский фейк, что рубль держится из последних сил и грядет вообще-то дефолт.

Я и сам «попал», скромно заметив, что Алексеевич ни в коей мере не планировала расправиться с Бузиной. Теперь в сети ходит скрин, ясно доказывающий, что я тоже в рядах линчевателей Бузины. Мы все хотели с ним расправиться, и нам это удалось, а теперь типа проговорились.

История же такова (как я ее вижу).

«Деловой Петербург» договорился об интервью с нобелевский лауреатом Светланой Алексеевич. Вернее, об интервью договорился один из его корреспондентов Сергей Гуркин, сославшись на далекий от литературы «Деловой Петербург». Алексеевич не долго думая согласилась, поскольку название «Деловой Петербург» не вызвало отторжения. Встретились в публичном месте (слышимость плохая), Гуркин (хочется написать Гиркин) начинает задавать свои вопросы. Через некоторое время выясняется, что интервьюер не столько берет интервью в классическом смысле этого слова (раскрывая позицию писателя), сколько форменным образом ведет допрос, подсовывая ответы.

Через некоторое время рассогласование допрашиваемого и допрашивающего нарастает. Писательница начинает понимать, что она встретилась с провокатором и пытается отказаться от интервью. Гуркин-Гиркин берет получившийся незаконченный рваный звуковой текст, переписывает так, как ему выгодно, и тащит в «патриотический» «Регнум», который этот текст сходу публикует.

Следом наиболее «острый фрагмент» с припевом «позор-позор» перепечатывает еще более одиозная «Комсомольская правда». Все забывают про обстоятельства возникновения этого диалога и реагируют исключительно на возникший на пустом месте компромат.

Кстати, «Деловой Петербург», который тоже подставили, Гуркина увольняет, на мой взгляд, совершенно заслуженно, — за подрыв репутации издания. Но не беда, кремлевская сторона, скорее всего, покроет ущерб медийному активисту.

Основной «позор» и «компромат», по мнению чекистов-журналистов, вот где.

— Вы знаете, кто такой Олесь Бузина?

— Которого убили? Но то, что он говорил, тоже вызывало Доножесточение (не знаю, что это за слово, но так на сайте «КП», —С.М.).

— То есть, таких надо убивать?

— Я этого не говорю. Но я понимаю мотивы людей, которые это сделали.

То есть интервьюер сам подсунул «таких надо убивать», а получил ответ про другое – про понимание писателем мотивов политического раскола на Украине, но сделал вид, что «таких надо убивать» — это мотивы самой Алексеевич.

Тот же нехитрый трюк проделали «Регнум» и «Комсомольская правда». Следом свора троллей изобразила возмущение человеконенавистнической позицией Алексеевич и всего либерального лагеря, который её поддерживает как якобы оправдывающего убийство пророссийского украинского журналиста.

Как пишет автор из «КП», некий Александр Коц: «Но въедливый интервьюер неожиданно для своего собеседника вскрывает его внутреннюю сущность, являя миру абсолютно обнаженного человека. Репортер безжалостно препарирует его взгляды и убеждения, доводя до той кондиции, когда тебе приходится бежать в ужасе — от того, какой околесицы наговорил». А Андрей Бабицкий идет ещё дальше (1300 лайков), объявляя Алексеевич каннибалом, каннибалкой… Не далеко отпрыгивает от Бабицкого и демократический Олег Кашин, назвав высказывания Алексеевич людоедскими.

Но, собственно, во всей этой истории меня интересует только одно: это само так получилось или это работает Контора? И, честно говоря, пока не нахожу ответа. Не верится, что существует такое количество добровольных идиотов. Хотя не следует замалчивать и реальное гражданское противостояние, которого не следует стыдиться. Многие ответы простосердечной Алексеевич, которые вызвали деланый ужас у въедливого Гуркина, Регнума, Бабицкого, Кашина или КП, наверняка, будут даны и другими политическими мыслителями в спокойной обстановке, если их спросят. Они уже никакого не повергают в изумление, скорее, становятся общего местом.

Что уж так рвать волосы от того, что, да, мы считаем, что захват Крыма был величайшей и трагической ошибкой, на десятилетия приостановившей политический прогресс России и поставившей ее экономику в тяжелейшее, практически безвыходное положение? Что уж так поражаться, что мы не поддерживаем сепаратистов Донбасса, хотя бы потому, что те и сами понятия не имеют, чем это все должно закончиться и что они хотят для своих людей в перспективе, а самостоятельно жить не в состоянии? Что возмущаться, что мы не считаем киевский Майдан государственным переворотом «законно избранной власти», хотя потом что любая власть, захватившая машинку для голосования и не выполняющая своих обязательств перед избирателями, никак не может считаться законно избранной. Об этом мы говорим прямо, многократно и не в первый раз, подписываясь своими собственными именами и фамилиями.

Что же касается несчастного автора плоских исторических анекдотов, Олеся Бузины, о котором лично я услышал только, когда его убили, и поэтому не испытал ни ханжеского горя, ни вурдулаческой радости, одну лишь скорбь, что постсоветский мир доведен до такой кондиции противостояния, то, по-моему, позиция всех абсолютно ясна. Ни Алексеевич, ни кто-либо из нас не призывает к убийствам политических оппонентов. Наоборот, после того как из «Бука» сбили малазийский «Боинг» над Донбассом, наемные убийцы застрелили Немцова в Москве и на 20 лет посадили Сенцова за попытку сопротивления в Крыму, мы хотели бы так изменить режим, чтобы это стало невозможным. Но правда и в том, что ценность человеческой жизни у нас (если речь идет о путинской России и необъявленной войне с Украиной) существенно понижена, в том числе и в результате вот этих самых кампаний управляемой ненависти, солдаты которой так удачно «расчехлились» в «деле Алексеевич».

Да что говорить. Намедни появилась новость про то, как славные наши войска одним залпом уничтожили сразу двести (!) боевиков в далекой Сирии, и что-то никто после этого не усомнился в моральности массового убийства и не заговорил о каннибализме. Для морализаторствующих россиян это обычное рядовое происшествие, когда кто-то нажимает кнопку за 1000 км, и 200 человек скученно без суда и следствия – якобы боевики (хотя как ракета их различает?) – отправляются на тот свет. Их рвет на куски только потому, что нашему Путину зачем-то нужен на вечном троне очередной законно избранный диктатор Асад (помешательство на «законной избранности»). И, в отличие от имени Бузины, морализаторствующие россияне никогда не узнают их имена, они им не интересны.