«И на машинах возьмёмся писать ϴѣрαрϊ, на джинсах Лѣвϊς, а на магазине — Кл҃бса…»

1376
Phil Suzemka:

ПРИТЧА О ЯЗЫЦЕХ

Государство в виде архиерея в погонах обнюхало меня уже со всех сторон. Теперь предлагает выучить церковнославянский. Говоря университетским слэнгом — «старослав». Перед этим сказали, что английский учить необязательно и китайский тоже. Ну, что можно сказать! — нѣсть глꙋпости горшiя яко глꙋпость. Похоже, мьгла покрыхъ землѫ и без ѹма мѧтетьсѧ всѧкъ чл҃вкъ. Хотя, не «чл҃вкъ», конечно, а просто чиновник с кадилом. Ну, какой из него «чл҃вкъ»?!!

Ваш-благородие! Господин Гундяев! Я в курсе, что от такого предложения бѹдеть многа мьзда ваша, — это как пить дать. Но всё-таки мне интересно, куда это мы с этим старославом зайдём. Может, и на машинах возьмёмся писать ϴѣрαрϊ, на джинсах Лѣвϊς, а на магазине — Кл҃бса?..

Честно говоря, уже привык ничему не удивляться, но услышамши о старославе, азъ ѹснꙋхъ и спавъ возстахъ от изумления. Как этот чёртов церковнославянский учить-то въ своѥмь ѹмѣ?

Вообще, сквернꙋ всю страстнꙋю ѿринꙋвше, не худо бы вспомнить, что, он – не просто мёртвый язык. Он мертворожденный. На латыни люди разговаривают. Ну, ладно, про людей это я загнул. Но академики и студенты действительно на нём говорят. На древнегреческом тоже говорят. Даже на эсперанто всякие ненормальные болтают. А вы когда-нибудь видели двух дьяконов, весело трещащих на церковнославянском?

Нормальной грамматики нет. Принятой орфографии тоже нет. А учителя, кстати, есть? В семинариях и академиях учат всё те же университетские преподаватели. То, что церква не может выпускать православных лётчиков, сугубых физиков и богобоязненных хирургов — это понятно. И слава богу, кстати! Они б нам налетали, навзрывали и нарезали б!.. Но она ведь даже не в состоянии обучить сама себя своему же языку! А тут фигак – и на всю страну такое!

С другой стороны, а чего я ждал, если за что ни возьмись — всё какое-то левое: что панфиловцы, что таран Гастелло, что Военторг, что удар Шойгу по боевикам, проникшим в YouTube?! Если кругом сплошной fake, если fake само государство, то почему б всем не учить несуществующее и никогда в таком виде не существовавшее fake-наречие?!

…Когда в гимназиях говорили о предмете «древние языки», подразумевались всё те же латынь и греческий. Когда заходила речь о церковнославянском, то предмет назывался предельно понятно — «Закон Божий». Никакой лингвистикой там и не пахло.

Я понимаю, что теперь не пахнет Конституцией. Кому она на хрен сдалась в светском государстве! От неё ж одна беда! Не приведи господи, народ задумается над тем, что вси человѣ́цы раждаютсѧ вольни и равни достоинствомъ, одарени сꙋть разꙋмомъ и совѣстїю. И на шо оно властям? На фиг, на фиг…

Я вот думаю, следующим шагом после блокировки Telegram и повсеместного обучения языку-недотыкомке останется только перейти на бересту. И иконы государя писать «письмом светлым, а титл ВВХ с двоима иже». Тогда всё у нас будет, наконец, нормально. Как у людей. Причём, как у людей XVI века.

Зато какое раздолье реставраторам! Хошь – в Новгороде под сладкий перезвон топи всех в Волхове, хошь – школьника на кол сажай, а хошь – американцам в ООН скажи: «Ваше хотѣние, еже вамъ на градѣхъ и на властехъ совладѣти, идѣже быти, не подобаетъ». О! И пускай эти дураки думают, что мы такое ляпнули.

Чёрт с ними со всеми. А про ситуацию с Telegram успокаивает заявление Павла Дурова о том, что уже в следующем обновлении будет обход блокировки. Молодец. Оно и правильно: в этом цирке Дуровы, как известно, всегда дрессировали животных. Пусть дрессируют и дальше. Мне нравится, что над знаменитым Уголком Дурова теперь написано Telegram, а ФСБ с Роскомнадзором как белки бегают у него в медиа-колесе, ездят на велосипедах по его интернет-манежу и вообще гавкают исключительно по команде Павла.

Потом всё кончится. Отправится к семидесяти гуриям академик Кадыров. Сдохнет уточка. Самого Не-димона на его тосканских виноградниках скорее всего сожрет страшный зверь — средиземноморская плодожорка (по-итальянски — Guardia Di Finanza). И даже сам Лилипутин отправится в Страну Вечных Подворотен…

Но пока, каждый раз, при любой инициативе этого НКВД в платьишках и горшках на голове, почему-то хочется не то Богу помолиться, чтоб он хоть немного своих унял, не то уже врагу какому написать: «Приди, брате, ко мне в Москов, а то сил никаких не имаху. Семо и овамо. Fuck! …в смысле – аминь»…