«Я завтра соберу все свои шубы и уеду к маме в Питер…»

Письмо в соседнюю комнату.

Знаешь Гриша, моему терпению пришел конец.
Мы с тобою уже 18 лет, как Россия с Путиным, его, видимо, опять выберут, но ты не Путин и я буду голосовать против тебя ногами, я не хочу видеть твою маму, которая смотрит на меня, как княгиня Потоцкая и даже если наша Аллочка будет плакать и умолять меня, я не отступлю.

Ты меня ЗАЕБАЛ, как Индия Пакистан, ты думаешь, что мне всего хватает, так ты ошибаешься.

Я завтра соберу все свои шубы, заберу в сейфе свои цацки и бабки и уеду к маме в Питер, ваша вонючая Москва с быдлом вокруг меня уже достала, я хочу Невы, дворцов, я хочу ходить по улице Росси и Фонтанке, я хочу ходить в пышечные и котлетные и сидеть у подножья Ростральной колонны и пить вино в парадных Среднего проспекта.
Ты скучный и тухлый, я учила шведский язык не для того, чтобы смотреть футбол с пивасом и орать ГОООООЛ, надрывая связки.
Не скрою, я сейчас одна, но мне написал мой швед из Гетеборга, он уже развелся и ждет меня на пароме, чтобы уплыть от всех вас в наш милый домик в фьордах.


Ответ из соседней комнат:

Мила! завязывай бухать, у нас сын, а не дочь, ты в Питере была один раз проездом из Вологды, из шведов ты знаешь только Золтана Ибрагимовича, а шведский язык ты слышала во вчерашнем сериале первый раз.
Моя мама, нам не помеха, она тянет наш дом, пока ты спишь или пьёшь со своими сучками из парикмахерской, где ты плохо делаешь маникюр. Угомонись, или поедешь в Вологду в зимнем пальто на вате, в котором я встретил тебя на автобусной остановке в Купчино.