Мой Израиль. Обозревая окрестности.

Только прочитал, что пидарасы ХАМАС пошли на соглашение о перемирии.

Я сижу на лавочке у портнихи Сони и сапожника Моше (это рядом с лавкой, где живёт попугай, говорящий на белорусской мове) и пью морской воздух слабыми московскими устами.

Соня держит на груди правнука Нему, он роется у неё в сиськах, как в платяном шкафу, где каждая вещь расскажет миру, как артефакты коллекции Шлимана.

— Ну как тебе эти пидарасы из Хамас, — говорю я Соне, — а как тебе твои пидарасы из Москвы, которые с ними в друзьях….

Я молчу, мне нечем крыть, я каждый день слышу пропагандистскую сволочь, которая гаденько улыбаясь, считает их партнёрами и братьями по оружию.

Соня печатает свои слова, как принтер Всевидящего, она глава своего бухарского клана из Ташкента, она вывезла всех, включая беременных и парализованных, они все съели свой пуд говна и соли и уже много лет живут по закону Торы и государства Израиль.

В её семье (а их сорок человек) нет ни одного доктора наук, юриста, хипстера и девочки, вышедшей замуж за чужого. Они работают везде (на военном заводе, в своих лавках и сервисах по электрике и перевозкам).

Они живут, а не пробуют, ведь жизнь не кино, в нём не перемотаешь, не промокнёшь грим, не скажешь «Снято!»

Каждый день — свой сценарий, свои крупные планы, где нельзя подложить каскадёра вместо дочки продюсера, всё здесь и сейчас.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks