«Я исследовал собственный череп и нашёл у себя шишку почтения к родителям…»

1048

Смерть замечательных людей

Композитор Франц Йозеф Гайдн умер в Вене в 1809 году.

Вена была не только музыкальной, но и научной столицей. Там появилась френология, детище австрийского врача и анатома Галля.

Галль утверждал, что все психические свойства находятся в определенных участках мозга и вызывают их разрастание или уменьшение. Это, в свою очередь, приводит к выпуклостям или впадинам на черепе.

Помнится, начитавшись книжек по френологии, я исследовал собственный череп и нашёл у себя шишку почтения к родителям. Других достоинств отыскать не удалось.

Например, в 1797 году Галль объявил, что открыл «шишку музыкальной гениальности». Как он сам пояснял, она расположена «на черепе немного назад и наружу от внешнего глазного угла»

Венское общество пришло в большое возбуждение. На званых вечерах гости жарко обсуждало открытие. Собеседники поднимали парики, чтобы продемонстрировать свою френологическую шишку, или заключали пари — есть ли шишка гениальности у г-на N?

И вот, умирает несомненный музыкальный гений. Друг покойного, Карл Розенбаум, убежденный френолог, решил, что череп покойного, ради науки, должен принадлежать ему. С приятелем-френологом они подкупили гробовщика, и тот доставил друзьям отрезанную голову Гайдна.

Над черепом пришлось поработать, убрать из него ненужное серое вещество, снять кожный покров. После этого череп торжественно укрепили в черной коробке, обрамленной золотой лирой и держали в тайне, никому не показывая.

В 1820 году решено было торжественно перезахоронить прах великого Франца Йозефа. Во время смерти Гайдна Вена была оккупирована войсками Наполеона и композитора тогда хоронили наспех. Теперь, через 11 лет решили исправить упущенное и воздать должные почести.

Князь Эстерхази-младший, в чьей семье Гайдн служил капельмейстером, приказал перенести останки композитора со старого венского кладбища в пантеон Айзенштадта, вотчины князей.

Собралась масса народа. Когда гроб вскрыли и начали вынимать тело композитора, на землю упал парик усопшего. Под париком головы Гайдна не было. Толпа отшатнулась, дамы падали в обморок.

Князь приказал провести дознание. Приехали домой к Розенбауму, но тот спрятал череп под матрас, а сверху положил свою супругу. Уехали ни с чем. За неимением своего черепа в могилу Гайдну подложили чужой.

В 1954 году, при прямом вмешательстве австрийского правительства, этот потрепанный череп нашли в венском Обществе друзей музыки. Туда его передали наследники тех, кто почти 130 лет назад позаимствовал череп для науки.

Теперь композитор покоится в полном комплекте в Айзенштадте. Под его париком лежат два черепа – один, образца 1820 года, с которым его перезахоронили Эстерхази и второй, тот, что отыскали в 1954 году.

К слову, у себя я шишки музыкальной гениальности не нашел. Впрочем, в свое время ее не обнаружили ни у Шуберта, ни у Бетховена. Вообще, ни у кого из знаменитых композиторов.

Кроме Баха. У того шишка у левого виска оказалась весьма заметной.

Скептики тут же заявили, что у него просто была носовая опухоль.

Понятно. Завидуют таланту.