«Я — честный человек, я ворую только у государства…»

1494

Дела семейные.

Дорогая Полина Аркадьевна.
Вы не первая тёща на моем жизненном горизонте, я их перемолол и съел дочиста и даже не поперхнулся четыре раза.

Когда вы подкладывали под меня свое чудо пять лет назад, вы надеялись, что я скоро сломаюсь и вы въедете на моем хребте в пятикомнатный рай в районе «золотой мили».

Ваш наполеоновский план не сработал, я отступил в Подмосковье в загородную резиденцию по Смоленской дороге, я хоть и одноглазый, как Кутузов, но ваша шайка потерпела фиаско и скоро ваша дочь вылетит из московской квартиры в свой родной Краснодар, где вы её зачали непонятно от кого.
Я — честный человек, я ворую только у государства, так случилось, было бы глупо не воспользоваться такой возможностью.
Я не жалел ничего вашей дочке, но у меня принцип, как на шоколадной фабрике, есть можно только дома, а на вынос, вы уж простите, мы не даём.

Она начала таскать из дома для вашей ненасытной родни всё подряд, я не подписывался кормить всю вашу хевру, от которых нет покоя в квартире и на даче.
Мало того, она завела себе наездника, который скачет на ней в понедельник и среду, мои люди сделали для меня кино, я вам тоже могу его показать, но это очень жёсткое порно.

Я вырос среди расхитителей социалистической собственности, у меня в роду тоже не все ангелы, но она перещеголяла всех, вы говорили, что она девушка в четвёртом поколении и о стыдливости вашей бабушки ходили легенды в регионе Кавминвод, но её опыт и жажда разнообразия в постели, удивил даже меня, я вам скажу, как родной, повидал я всякого.
Давайте не будем ломать копья, вы по-тихому забираете своё счастье, а я дам вам копытные деньги, за неудачный поход в мою личную жизнь.
Прошу вас больше меня не беспокоить, а иначе мои люди сломают вам не только оставшуюся жизнь, но и ноги, на которых вы навряд ли доползёте до своего Кисловодска.
Ваш бывший зять Аркадий Михайлович.