«Возмущаться можно только в том случае, если вы одобряете убийство российского гражданина террористами и негодяями…»

1430

 

НЕ СМЕШИВАТЬСЯ С «РИФАГЕНАМИ»

15 ЯНВАРЯ 2018 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

ТАСС

Отсалютовали праздники. Все всё друг другу пожелали – и с Новым годом, и счастья, и успехов, новой жизни, и всё, естественно, после этого пошло по-старому. И даже хуже. Год начался сюрреалистическим скандалом, связанным с тем, что площадь, на которой расположено посольство РФ, американцы решили переименовать в честь Бориса Немцова. Не буду повторять уже сказанное, хотя кашу маслом не испортишь и повторенье – мать ученья. Конечно, то был провокативный жест – в расчете на идиотизм российского верхушечного класса. И он сработал! Удивляться этому нечего. Удивителен разоблачающий эффект и добровольное погружение известных российских политических персонажей в искусственно образованное озеро дерьма. Причем погружение происходило с облизыванием субстанции и изъявлениями восторга погружающимися.

Казалось бы, а в чем их формальная претензия? Американцы у себя дома («У себя дома, Карл!») назвали площадь, как им захотелось. Гордиться б надо! Борис Немцов – российский гражданин, не осужденный, не преступник, бывший премьер-министр, известный политик, убитый негодяями и террористами. Вы-то здесь с какого краю со своими обидами? Возмущаться можно только в том случае, если вы одобряете убийство российского гражданина террористами и негодяями и сочувствуете оным, даже если и не направляли их руку впрямую. Или все-таки направляли?

Конечно, мы прекрасно понимаем (особенно в преддверии пролангации вашего любимого президента), что именно так вы и рассуждаете. Что любого, кто против сложившейся системы круговой поруки, полезно убить. И действительно направляете руку. Но исподволь, тайно. Оглашая мир антитеррористической риторикой и предлагая услуги антитеррористической коалиции, оставляя человеконенавистнический дискурс маргиналам в грязных отсеках соцсетей.

Те, да, совсем не стесняются. Риторически вешают либералов. Но им можно – там идиоты клинические. Однако тут, в этом кейсе, политический бомонд впервые слился в экстазе с пресловутыми 86-ю процентами, стерев декоративную разделительную грань между как бы элитой и «талибаном». Нам и делать-то теперь особенно ничего не надо. Осталось только поименно запомнить всех, кто решил пренебречь конспирацией, – очевидно, в расчете на то, что десятилетие спокойной «талибанской» жизни им обеспечено, — высунулся в первые ряды и тем самым, несомненно, заслужил от Истории последующую «оплату по труду».

***

Фото Ильи Вайцмана.Повторю банальность. Следующее десятилетие спокойной жизни бандерлогов, деятельность которых мы уже имели счастье наблюдать в начале года, обеспечено выборной процедурой в марте. Тем удивительнее продолжающая дискуссия нон-бандерлогов по поводу того, как вести себя в этот судьбоносный момент краха Республики. Многие продолжают высказывать абсурдную мысль, что выборы – это борьба, а победить может только борющийся. Вот и Борис Вишневский так говорит: «Еще и еще раз повторю: тот, кто борется, может не победить. Но тот, кто не борется, не победит никогда». При этом он так часто приводит этот свой аргумент, что, видимо, превратил его в подобие религиозного культа, то есть веру, с которой спорить невозможно. За ним идут, фигурально говоря, как на ВДНХ, Станкевич и Колхозница. Выборы – это борьба. Кто не ходит выбирать между Путиным и Грудининым – ренегат, его не пустят в демократический Рай.

Проблема, однако, в том, что мы, старики – воробьи стрелянные. Ведь мы жили в СССР и потому прекрасно понимаем, что отношения между индивидуумом и государством не всегда завязаны исключительно на урну на избирательном участке с дежурным милиционером.

Вернее, совсем на нее не завязаны, поскольку выборы в СССР шли постоянно, но никому и в голову не приходило считать это какой-то героической борьбой или школой демократии, которая пригодится после 1991 года. Поскольку никакой надежды, что будет такой 1991-й год, у нас не было. Вишневский и иже с ним, видимо, большие оптимисты или обладают сакральным знанием о некоем грядущем событием, которое снова тут все поменяет и востребует технологию выборной демократии. Важно не спорить, а допросить с пристрастием: что за событие они ожидают, когда оно произойдет (явно не в марте), на чем базируется такая надежда?

Впрочем, советский опыт научил и другому сопротивлению – выстраиванию параллельной этической реальности, которая в конечном итоге и коррозировала КПСС с СССР. Неприятию лжи. Не соучастию. Этот опыт, а отнюдь не хождение по избирательным участкам, полезен и сейчас. Он заключается в определении неких этических барьеров, дальше которых вы путинское государство уже не пропускаете.

Например, один их таких барьеров — дискуссия о принадлежности Крыма. По современным российским законам получается, скажи вы, что Крым не наш и — привет! Поехали в лагерь! Сталинская, по сути, опция. Но столицы, как мне кажется, преодолели эту засаду, в не малой степени благодаря, в том числе, и московским публицистам, мы будем обсуждать, что хотим и в каком угодно аспекте — как свободные люди.

Еще засада. П. Толстой и Ко предлагают в соцсетях пользователям самим маркировать свои републикованные из «ненадежных» СМИ сообщения как сообщения «иностранных агентов». То есть добровольно поработать вертухаями, цензурой и сексотами. Но мы не служим у Толстого и Ко, наши соцсети позиционируются далеко вне России, а мы – другие россияне, следовательно, это тоже должно стать небольшим очагом сопротивления. Как и вот это ожидаемое неучастие в фальшивой выборной процедуре.

Нам говорят: вас мало, нас много, вы – в загончике, и, возможно, это правда, однако это не повод смешиваться и растворяться в бандерлогах, а повод продолжать выстраивать свою Россию или, в более широком смысле — свой мир, в котором можно жить.

Мне показался примечательным в этой теме следующий кейс. В Саудовской Аравии вдруг решили допустить женщин (правда, пока не везде, а лишь на специальных трибунах, за заборчиком) до просмотра футбольных матчей. То есть СА понемножку, чуть-чуть, решила все-таки модернизоваться, приблизив женщину к человеку. Но обратила на себя внимание не постепенная западнизация ислама – этот процесс логичен, глобален и неостановим, а то, как это было объяснено одним из информаторов репортажа.

Понимаете, говорит информатор, люди сидят дома в своих тырнетах, никуда не выходят, чахнут над экраном, а так, мол, выйдут наружу. То есть правоверных саудитов обеспокоило, что параллельный мир уже здесь и они с ним ничего поделать не могут, надо идти навстречу, иначе потеряешь все, всю свою идеологическую диктатуру.

Нет нужды проводить параллель, в России та же архаичная идеологическая диктатура. Но если определится несмешиваемое прогрессивное меньшинство, наши «талибы» придут и сами попросятся в партнеры. И произойдет это явно не на выборах и не в результате них.

***

Фото Серга Митрофанова.В январе на широкий экран вышел примечательный фильм «Рифаген» (Riphagen, Нидерланды, 2017). Эпическая история одного провокатора во время немецкой оккупации. Рифаген убеждал евреев отдавать часть сокровищ за защиту, а затем без тени сожаления отправлял их по этапу, возможно, в газовые камеры, присваивая оставшуюся часть сокровищ. Новаторство в этом фильме в том, что вам показывают опасного лжеца, а вы, то есть не персонажи, которым положено быть обманутыми, а зритель, никак не можете понять его истинные мотивы. Ведь Рифаген – симпатяга, не трус, он всем помогает, желает только добра.

В каком-то смысле «Рифаген» — это «Конформист»-2.0 Бертолуччи, улучшенный биологически, а не художественно, конечно. Художественно—лучше «Конформист». Но «Рифаген» – дань времени, потому что «конформист» все-таки мучился, ощутил свой крах, ведь впереди были революционные шестидесятые, солидарность антифашистских и антитоталитарных сил. Рифаген же не только не мучился, но и вышел сухим из воды, всех обдурил, сотворил все свои подлости и прожил долгую счастливую жизнь. В конечном итоге слинял в Аргентину, где побывал политконсультантом у Перона.

Конечно, Рифаген — это суперотрицательный герой, но, боюсь, что воспитательный эффект может оказаться неожиданным. Во всем мире теперь появились такие рифагены во власти, и отчего бы нам не подражать Рифагену, особенно в плане политконсалтинга?

Разве смутные времена не лучше всего переживать лжецами, подонками и манипуляторами? Да ведь и эти пресловутые 86% тоже ведь, сказать по правде, самые настоящие маленькие рифагены.

Потому и не хочется с ними смешиваться и называться одной нацией.

Фото: Россия. Москва. 12 января 2018. Новогодний 17-метровый елочный шар на Поклонной горе. Валерий Шарифулин/ТАСС

Tags: