«Верю, блядь!» — кричит Станиславский…

1989

Евгений Шестаков:

Друзья, хочу ознакомить вас с результатами экспертизы фильма «Матильда», которую провели профессор МБОУИУЭ А.С. Околоплодных и лектор ГЫНЕГ С.П. Голобабый.

«Прожжённая балерина с порочно растянутыми связками ножных органов под звуки кушетки левитирует над Государем, взывая к его мужскому естеству своим женским.

Всё духовное в Государе восстает против мерзкого соблазна, всё животное восстает «за» до пупа.

Покрытая струпьями похоти, танцорка пытается накликать на Царя моральную анемию и бросается на него с распростёртым совокуплялищем.

Иконы на стене трескаются, выпадают из окладов и гневоточат. Далеко в сибирской глуши мочеточит во сне Распутин, и сидящие на спинке кровати бесы дружно затыкают носы.

Государь, балансируя на доске судьбы, склоняется ко греху, стреляет в стену пуговицами штанов. Клубок гнусных страстей разматывается на полу, дико верещит балерина, стонет поруганный ею Царь, «верю, блядь!» — кричит Станиславский и стреляет себе в висок из чеховского ружья, но сперва Немировичу, входят гномы и вносят кетчуп, продактплейсмент, Россия, кряхтя, поворачивается лицом к кулаку и жопой к пинку — этого всего в фильме нет, но впечатление такое, что есть. По крайней мере, у нас».