«вехи самоуничтожения национальной ортодоксии…»

2084

Наталья Троянцева:

КЛИШЕ – КРУШИ!

Единственное, что меня радует всегда и по-настоящему – это чужая глубокая мысль, которая подвигает меня саму на новый виток осмысления. Я уже писала, что сейчас я с большим интересом читаю размышления Дмитрия Запольского. В последней по счёту публикации http://rusmonitor.com/dmitrijj-zapolskijj-stolicejj-rossii-budet-pekin-ili-shankhajj.html он анализирует статус кво нынешнего состояния страны, рассматривая происходящее в контексте истории. Статья многоаспектная и очень интересная именно широтой охвата разных времён и событий. Но я её всё же редуцирую, пусть и противореча заданной тематике – но редуцирую намеренно, чтобы яснее сформулировать собственный ход размышления.

Суть изложенного вкратце: ортодоксально ориентированный менталитет, постоянно воспроизводимый на каждом историческом витке, несмотря на те или иные усилия отдельных личностей, вкупе с имперским сознанием, в конце-концов, станет дрейфовать в сторону более древней ортодоксии. И столицей России станет условный Пекин. Одновременно несколько анклавов от страны отделятся и либо – примкнут к Европе, либо – останутся в одиночестве, и, в частности, возникнет – перефразируя Аксёнова – остров Петербург.

Одной из центральных причин ортодоксальной имперскости отечественного мировоззрения Дмитрий считает (это уже моё уточнение) языческий культ, чья трансформация проходила этапы от понятий «мать сыра земля» и «богородица» до советского «родина-мать». Он пишет: «Именно через этот образ «матери-родины» происходит передача некоего культа, который сильнее официальной религии и идеологии, именно этот культ определяет роль мужчины, как расходного материала, винтика в системе человеческого механизма, передатчика генов, но не знаний Я с этим заключением совершенно согласна: мыслительный процесс – наислабейшее звено отечественной культуры.

Что, на мой взгляд, замечательно – о дальнейшей судьбе страны Дмитрий рассуждает гипотетически, не пытаясь навязать собственное видение. Посему, хочется подумать о том же самом, исходя из собственного рефлексивного опыта.

Базовое понятие во всём ходе размышления Дмитрия, на мой взгляд – ортодоксия. Привычка к страстному и стремительному заимствованию (и я писала об этом, и Дмитрий видит то же самое), как яркая национальная черта, побуждает выхватывать с поверхности, тиражировать – и воспроизводить – именно клише. То же самое делал и Пётр Великий (Дмитрий об этом подробно пишет), насильственно прививая европейские стереотипы. И то же самое, как это ни удивительно осознавать, стремились сделать большевики. Именно они явились продолжателями замысла Петра Великого, который «Россию вздёрнул на дыбы».

Только Пётр пытался наложить Европу на Россию, а Ленин и Троцкий мечтали натянуть Россию, и не только на Европу, а на весь мир. В определённой степени, это – удалось, влияние СССР в мире и впрямь было велико, но влияние чисто виртуальное, никак не связанное с национальным бытовым обиходом. Влияние идеологического безжизненного клише, которое европейская или американская фантазия наделяла собственными смыслами.

Ортодоксию нельзя трансформировать, её можно только сокрушить. Ортодокс Ленин задал тренд саморазрушения – столь же безусловный, абсолютный, ортодоксальный: «…подобное – подобным» …И война, и сталинские репрессии, и «психушки» в соединении с масштабными проектами преобразования природы (целины и т.п.), и пьянство как догмат социального взаимодействия, а главное – редукция и опошление языка, которая сейчас достигает апогея – вехи самоуничтожения национальной ортодоксии. Не страны или нации, а её многовекового менталитета.

Европейские мыслители всех эпох, с любовью и пристальным вниманием переведённые в 20 веке на родной язык, учили меня мышлению. Разрушение и созидание идут рука об руку и каждый сосредотачивает внимание на том, что у него внутри. Внутри меня – всегда – жажда жизни, познания, радости. Символ моего бытия – мозг, олицетворяющий высшую силу Вселенной, с фрески Микеланджело. И я, как выясняется, в своей стране совсем не одинока…