“Ведь он меня бил! Схватит вот так за волосы и бьет головой об стол…”

12 сентября, 2021 12:53 пп

Michael Sidorski

Michael Sidorski поделился

БАНДА
Однажды Твардовский рассказал Трифонову, как, отдыхая в Барвихе, познакомился с Поскребышевым и убеждал его написать книгу воспоминаний о Сталине. Поскребышев вдруг заплакал и сказал: «Ах, не могу я о нем писать, Александр Трифонович! Ведь он меня бил! Схватит вот так за волосы и бьет головой об стол…».
Александр Поскрёбышев из той касты сталинских близких, появившихся рядом с вождем в начале 20-х. Мальчик Саша из глухой вятской деревни так бы и просидел в сельских фельдшерах, если бы не красный переворот в России. В 1917-м он секретарь партийной ячейки, а в 1922-м уже отправлен в Москву на работу в центральный аппарат партии. У молодого Поскрёбышева обнаруживается великий талант
делопроизводителя, у него феноменальная память и изрядная по тем временам эрудиция. В 1924-м его замечает Сталин и берет к себе в помощники. Так Александр Поскрёбышев на долгие тридцать лет становится сталинской тенью, его верным слугой. При этом он не просто секретарь в приемной, но и царедворец, который занимает не последнее место в кремлевской борьбе за власть, за место рядом со Сталиным.
Поскрёбышев и член ЦК, и депутат Верховного Совета и всё прочее, что могло прилагаться к его должности. Перед ним заискивают, его ненавидят. Берия ищет способ устранить Поскрёбышева. В 1933-м жена Поскрёбышева Бронислава вместе с братом, хирургом Михаилом Металликовым, отправляется на научную конференцию в Париж (это такая форма поощрения родственников партийных функционеров)… На парижской улице они сталкиваются нос к носу с сыном Троцкого Львом Седовым, который приходился каким-то дальним-дальним родственником Брониславы. Тогда никто не придал значение этой встрече, но она попала в досье НКВД и всплыла после начала «большого террора» в 1937-м.
В июле 1937-го Михаила Металликова арестовывают, а в 1939-м приговаривают к расстрелу за контрреволюционную деятельность и 31
марта ставят к стенке. Поскрёбышев, вопреки всем усилиям Берии, вытаскивает Брониславу из этого дела. Но история не окончена. Родственники, не зная о расстреле, и уповая на высокий статус жены Поскрёбышева, просят её пойти на Лубянку, чтобы похлопотать за Михаила. Бронислава отправляется туда и исчезает. После бессонной ночи Поскрёбышев звонит Берии:
— Где моя жена?
— Не знаю, — отвечает Лаврентий,- поехала домой, ищи.
Поскрёбышев бросается к Сталину, ползает на коленях в кабинете:
— Верните Броню, у нас же дети!
— Э, слушай, — говорит ему Сталин, — какая Броня, забудь, а то и тебе хуже будет.
Писательница Галина Серебрякова, которая сама провела в лагерях 12 лет, рассказывала, что, когда Поскрёбышев вернулся домой от Сталина, его встретила в квартире «огромная латышка». Она поднялась навстречу и сказала: «Мне велено быть твоей женой». Что сделал Поскрёбышев? Конечно, принял это как должное и стал жить-поживать с новой супругой Екатериной Зиминой, присланной Сталиным. В это время арестованная Броня была еще жива в лубянском подвале. Её расстреляют 16 октября 1941-го, когда в Москве началась печально знаменитая паника. На вокзалах дерутся за места в поездах, шоссе на восток забиты машинами, метро не работает, в наркоматах жгут документы, ветер носит по улицам бумажный мусор, на улицах бьют стекла в магазинах и грабят их, а сидельцев из подвалов на Лубянке срочно пакуют в грузовики и везут на полигон в Коммунарку, где расстреливают. Где-то там в общей яме
оказывается Бронислава Металликова-Поскрёбышева. Мама двух маленьких девочек — Гали и Наташи.
Лаврентий Берия после того, как Броня исчезла, прислал для детей Поскрёбышева корзину фруктов и сладостей с записочкой: «Маленьким хозяйкам большого дома».
Поскрёбышев узнает о том, что случилось с его женой и матерью его детей много позже. Он больше не интересуется судьбой Брони, у него началась новая жизнь, с новой женой, которая вскоре родила ему еще одну дочь и стала матерью для Гали и Наташи. Берия все-таки достанет его в 1953 году — Поскрёбышев будет скомпрометирован в глазах Сталина и отстранён от должности.
Собственно, на этом всё заканчивается — верного сталинского холуя Хрущев отправляет на пенсию и Поскрёбышев до своей смерти в 1965 году мирно ловит рыбку с другом Иваном Папаниным, играет в городки и читает книжки.
Интересно это всё. Вроде бы новая эпоха, великий перелом, смена формаций и всё такое. А с другой стороны, вот такой секретарский холуй, живущий с женой, которую назначили вместо убитой начальником.
И Киров, лежащий в кальсонах на полу своего кабинета, застреленный ревнивым мужем в момент соития.
И Молотов, который ничего не сделал для арестованной Полины.
И Хрущев, плясавший гопака перед пьяным вождем.
И козлобородый Калинин, любитель балерин в Большом.
И все-все они, вся эта шобла полуграмотных недоучек. Какие же они мелкие гниды по сравнению с тем временем, в котором оказались.