Традиционное поношение Бориса Ельцина

1267

СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ:

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Нападение на Ельцина (на Ельцин-центр, на феномен «девяностых») только на первый взгляд кажется алогичным. Действительно, ведь прошло полновесных шестнадцать лет, как режим сменился на полную, надо понимать, противоположность. Нынешние тридцатилетние понятия не имеют, что там было в «девяностых» и откуда, по какой причине пошла такая «движуха». Сорокалетние что-то помнят, но в основном повторяют родителей. Или, наоборот, опровергают их по закону «отцов и детей». Раз папаша активничал в девяностых, значит, там все было бред и обман. Пятидесятилетние знают, но чаще всего устали и выпали из игры. Шестидесятилетние потихонечку вымирают.

Тем не мене «девяностые» болят как фантомная боль. Уже ничего нет, все отрезали и перебинтовали, но полномочные представители «нулевых» и «десятых» продолжают вести нескончаемый спор, как будто из «девяностых» на них продолжает идти какое-то враждебное им излучение. На самом деле отчасти так и есть. Любая биография, любой экспонат из 90-х при перенесении в «нулевые-шестнадцатый год» оказывает разрушающее действие, сравнимое со столкновением материи и антиматерии. О чем и не преминул заметить автор эпических кинополотен Н. Михалков. Выставка в Ельцин-центре, мол, ежедневно делает «инъекции разрушения национального самосознания детей», — сказал, как отрезал, он. А министр культуры М. взял да и согласился. Право, впору провести обряд очищения от скверны и обнести Ельцин-центр какой-нибудь животворящей иконой. В духе современности.

Они правы. Но в своей посылке. Когда мы смотрим на лица поколения «девяностых», то понимаем, что они счастливее, открытее, чем лица из нашего шестнадцатого года. Про последние можно сказать лишь то, что самосознания в них хоть отбавляй. Однако эти лица принадлежат как бы окопникам, окруженными врагами. Которые при этом думают: «Вот пуля пролетит, и — ага!». А все мечты – поесть санкционного продукта из котелка да после перекура навредить чем-нибудь распоясавшейся Украине.

ТАСС

Нет, никто никогда не говорил о том, что в «девяностых» не было проблем, трудностей, бедности, столкновений, подчас ожесточенной борьбы. Добро и зло будут вечно перетягивать канат в человеке и человеческом обществе, и «девяностые» в этом смысле не исключение. Но не отнять и того, что поколение «девяностых» изобретало свободы, а поколение «нулевых-шестнадцатого» года изобретает запреты — в день по запрету. У поколения «девяностых» была миссия — приведение страны в порядок после семидесяти лет бюрократической деспотии. А у поколения «нулевых-шестнадцатого» года миссия — про это забыть. «Девяностые» открывали архивы, «нулевые-шестнадцатый» эти архивы мечтают закрыть. «Девяностые» разоблачали сказки, а «нулевые-шестнадцатый» снова складывают эти сказки. «Девяностые» хотели мира во всем мире и чтобы туда без визы поехать, а «нулевые-шестнадцатый» укрепляют границы и прячутся за бруствером.

«Нулевым-шестнадцатому» нужна индульгенция за предательство «девяностых» и всего того, о чем мечтали люди оттуда. Кампания обличения и поношения Ельцина поэтому естественна. Но и без кампании полно добровольцев, готовых перечислить ямы. 93-й год — крах незадавшегося парламентаризма, 96-й год — апофеоз манипуляции, 99-й год — кулуарная передача короны серому человечку. Мне часто говорят, что все, что случилось позже, заложено в «девяностых». Кто ж с этим спорит?

А вот спросить: а разве могло быть не заложено? Разве на ногах поколения не висело тогда груза рабского тысячелетия, культурной изоляции от Запада, непрочтения главных книг человечества?

Мы и Конституцию-то писали, думая, что это просто красивый текст, виньетка демократии, не подозревая, что он как-то потом окаменеет и им огреют нас по голове. Однако вспомним и то, что даже в 99-м году люди чувствовали себя у развилки, а не у тупика. Чувство развилки — вот критерий девяностых и то, чем они отличаются от последующего. Если, конечно, не считать развилкой «Навальный-президент». Все экспонаты, реальные и воображаемые, напоминающие об этой развилке — то есть о свободе выбора, то есть о свободе, — таким образом опасны, разрушают национальное самосознание беспризорных детей, как гениально заметил Н. Михалков.

И тогда в бой пошли старики. Буквально. Откуда-то вытаскивают Горбачева. Ему и теперь можно все простить — за то, что он оказался в нужном месте в нужное время и с «новым мышлением», которое сам же до конца не понимал. И за то, что был вегетарианцем, а не кровавым тираном. Но Горбачев зачем-то начинает расшатывать собственный памятник. В скором времени возможно образование нового содружества государств в тех же границах, которые были при СССР, предрекает он, не уточняя, зачем?

Зачем создавать такой союз? Неужели исключительно ради длины дорог и стоимости внутренних авиаперелетов? Можно пожать плечами, старик фантазирует на радость оголтелым, сожалеющим об утерянном. А это ведь целые страны со своим народонаселением, культурно давно отделенные, как Прибалтика. Но это также и удар по «девяностым», ведь это они рассыпали советский командно-административный союз для сборки на новой основе — с Европой и, пусть простят патриоты, с Америкой.

А вот еще из прекрасного – «Открытое письмо простолюдинки жене Ельцина Наине». «Простолюдинка» тут звание. Носится гордо. Хотя и заставляет задуматься о приметах времени. Есть, оказывается, простолюдины, ну, те, которые закупается продуктами от фирмы «Каждый день», и сложнолюдины, сеньоры-помидоры, они проезжают на лимузинах, обдавая простолюдинов грязью. Даже депутаты у нас теперь простолюдины и сложнолюдины. Сложнолюдин Володин, например, обещает вздрючить дисциплиной депутатов-простолюдинов. Но в данном случае «простолюдинка», как я уже сказал, это глас народа, кондовости и домотканности.

Вообще-то я не стал бы цитировать очередное подметное письмо со всеми этими эскападами про СССР и 90-е, тем более из подзаборной газеты «Завтра». Но иногда сволочизм «нинаадреевых» начинает доставать и привычных к сволочизму, тем более что его старательно тиражируют, присовокупляя к старику Михалкову. Поэтому, наверное, нужно снова и снова растолковывать, чем были для нас девяностые, которые мы потеряли.

«Ваш муж был пьяница», — со знанием дела пишет эта простолюдинка, как будто сама с утра до вечера с ним киряла не просыхая, откуда и интимное знание. Но это полбеды, проблема глупой бабы и вино-водочного восприятия политики. Ключевая фраза другая: «В любом случае Ваш муж на сегодня — самый плохой президент России». А так ли это? А если сравнить? Ну, с этим, который загнал нас в осажденную крепость. Да и с младшеньким, который в промежутке наобещал кучу и пел сладкие песни про свободу?

Они взвешены и найдены очень легкими.

Фото 1. Александра Чумичева /Фотохроника ТАСС/
2. Президент РФ В.Путин вручил государственные премии РФ за 2013 год в Кремле ITAR-TASS: MOSCOW, RUSSIA. JUNE 12, 2014. Boris Yeltsin’s widow Naina Yeltsina (L) and film director Nikita Mikhailkov before an award ceremony in Moscow’s Kremlin on the Day of Russia, 12 June. The ceremony was held to present national awards to Russian national awards to professionals involved with literature, technology, art and humanitarian work. (Photo ITAR-TASS/ Mikhail Metzel) Россия. Москва. 12 июня. Вдова первого президента России Наина Ельцина и режиссер Никита Михалков перед началом торжественной церемонии вручения государственных премий РФ в области науки и технологий, литературы, искусства и гуманитарной деятельности за 2013 год в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Фото ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель
3. Москва. На снимке: Президент РФ Борис Ельцин (слева) вручил орден «За заслуги перед Отечеством» III степени за многолетнюю и плодотворную деятельность в области культуры и искусства кинорежиссеру-постановщику киноконцерна «Мосфильм» Никите Михалкову (справа). Фото Александра Сенцова /ИТАР-ТАСС/.
4. Россия. Москва. 12 июня. Вдова первого президента России Наина Ельцина и режиссер Никита Михалков перед началом торжественной церемонии вручения государственных премий РФ в области науки и технологий, литературы, искусства и гуманитарной деятельности за 2013 год в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Фото
ИТАР-ТАСС/ Михаил Метцель