Человек я скромный, малоизвестный, интервью у меня каждый день не берут. И правильно делают. Потому что ты ко мне пустой не ходи. Рогатину возьми, дубинку, ссаную тряпку. Или, что лучше, интересные вопросы задай. Не можешь? Зря пришел. Очень зря. Журналист молодой, ему еще жить и жить, поэтому имя и название СМИ опускаю. Пунктуацию, орфографию и сами вопросы я не менял.

В: В 2013 году вы на своей странице написали: «Был когда-то писателем-сатириком. Теперь походу писатель-сатир». Что это значит, прокомментируйте. И в 2016 году как вы можете себя описать?
О: Комментирую: ничего не значит. В 2016-м году я — трёхметровый блондин, маршал авиации, князь, почётный гражданин любого места, куда зашел, и временами неплохой литератор.

В: У сатирика все же несколько иное восприятие действительности. Как вы видите сегодняшнюю Россию?
О: Как всегдашнюю. Моя страна столь же уродлива и красива, как раньше. Но стало меньше кровавых красок, и это радует. Что же касается иного восприятия действительности сатириком, то это кто-то вам набрехал.

В: У каждой эпохи свои герои для шуток. Во времена Петросяна, например, героями были приключения вечно пьяных русских мужиков. Какие герои у вас, как сатирика? Кто они? Опишите их образ.
О: Задавая глупый вопрос, будь готов услышать нервный ответ. 1. Времена Петросяна все еще продолжаются. 2. Мои герои — живые, слегка продолговатые, теплые. Более детально ознакомиться с ними можно, прочитав несколько моих текстов. А не просто услышав, что есть такой Шестаков, у которого можно взять интервью.

В: Считается, что сатира является показателем здоровья нации, как проявление того, что люди свободны, и понимания, что критика и рефлексия необходимы, что смеяться над собой нужно. Как сейчас с этим в России? Люди способны смеяться над собой или готовы смеяться только над другими?
О: Нормально с этим в России. Вряд ли хуже, чем когда-то и где-то.

В: Как вы думаете, с чем связано то, что анекдотами в России (и не только) в последнее время становятся политические высказывания тех или иных политиков. Вспомнить хотя бы Дмитрия Медведева и его «Держитесь там!», фраза, которая стала популярной и в Украине? Политика уничтожает культуру?
О: Какая-то вымученная хрень, а не вопрос. Давайте следующий.

В: Несколько лет назад в фейсбуке вы разместили пост «Россия — это место, где бородавки могут жить отдельно от тела и даже управлять государством», под которым было фото Фаины Раневской, таким образов, спародировав то, что могла бы сказать актриса. Какой персонаж из прошлого, и какими словами мог бы описать происходящее в сегодняшней России?
О: Вот сядьте и придумайте. Почему это должен делать я? Мне подобная глупость в голову не придет. И советую походить на курсы, где учат различать пародию, троллинг и стилизацию.

В: По мнению Аристотеля, мы смеемся над низшими или уродливыми лицами, потому что радуемся от превосходства над ними. Платон приписывает Сократу слова, что невежество сильных опасное и постыдное, невежество же слабых смешное. Что высмеиваете вы?
О: Чо за понты? Не вопрос, а какой-то херовый совецкий хрусталь в серванте. Не надо кидать в меня Аристотелем. Когда-то в юности я пытался его осилить, но трагически не хватило мозга. Почему я должен верить, что вам хватило? Что же до сути вопроса, то специально я не высмеиваю ничего. А просто так думаю. Или думаю, что думаю, вечность рассудит.

В: Когда-то вы выступали на телевидении с юморесками, сейчас смогли бы вернуться на голубые экраны? Если нет, то почему?
О: Нет. Нихачю.

В: Одна из теорий юмора гласит, что смех выполняет роль предохранительного клапана в паровом котле для нервной системы, то есть облегчает боль. Вторая теория связана с тем, что смех разрушает устоявшиеся образцы и модели поведения, то есть, помогает пересмотреть взгляды человеку. Для вас лично юмор и сатира – это способ для чего? Что лично вам дает сатира?
О: Лично для меня сатира — это способ для того, чтобы я в ней окружал себя тем, чем она для меня является в любом случае. Но особенно в целом. То есть, сатируя себя юмором, я светоотверждаюсь перед публикой в общественных целях, но строго себе на благо.
А если серьезно, то наденьте тихую обувь, возьмите ломик и убейте того, кто вам втер про все эти теории смеха.

В: Как вы думаете, какова роль сатиры сейчас? В чем, если хотите, ее миссия для общества? И в чем вы видите свою собственную миссию?
О: На такой могучий вопрос может ответить только конный бронзовый человек в треуголке. Или живой, но идиот. А я пас. Петросян принимает, проходит по левому краю, отдает Жванецкому, Жванецкий направо Шифрину, Шифрин в центр Райкину, Райкин мне, а я пас, мне похер.