«Срочно… Сто штук презервативов!..»

4104

Эй, ну хватит уже мусолить чужой секс, жестокий и беспощадный. Давайте порадуемся нашему, доброму и задушевному. Журналист Владимир Мясников рассказал :

Дело было в Сальских степях. Снимался фильм о гражданской войне. Лето, жара под сорок, сухая степь, убийственное солнце. Сложная батальная сцена – белые атакуют, их косят из пулемета. Директор фильма договорился с ближайшей военной частью и на рассвете на площадку привезли роту солдат. Часа три их одевали, гримировали, вооружали. Потом ассистенты расставляли «беляков» в цепь, объясняли, как правильно падать, и что ни в коем случае нельзя смотреть в камеру. Когда солнце начало припекать, прибыл режиссер, оглядел готовую к бою массовку и задал ритуальный вопрос бригадиру пиротехников:
– Ну что, Коля, можно начинать?
– Нет, конечно! – охладил его творческий пыл пиротехник. – Презервативов же нет!
Оказывается, главный «боеприпас» кинематографической войны состоял из резинового «изделия № 2».Туда заливалась красная краска и опускался маленький пластиковый электродетонатор с тонкими проводками. Потом презерватив завязывался узлом, лепился пластырем к фанерке, а она, в свою очередь, приклеивалась еще более широким пластырем на тело «белогвардейца» под гимнастерку. В нужный момент нажималась кнопка, грамм пороха в пластиковом детонаторе взрывался, сквозь свежую дырку в обмундировании красиво летели кровавые ошметки.
– Я сколько раз талдычил дирекции, чтоб купили презервативы, а они не чешутся! У меня же всё готово ! – завершил просветительскую речь пиротехник, указав на штабель фанерок, мотки проводов и бадью алой «крови».
Режиссер вскипел и трёхэтажно объяснил,что срок на доставку презервативов десять минут.
Администраторша Марина, девица двух метров ростом и десяти пудов весом , отвечавшая за реквизит, мгновенно оказалась в студийном «уазике», который сорвался с места и помчался в облаке белесой пыли к ближайшему городку. Не успел притормозить возле единственной аптеки, как Марина уже взлетела на крыльцо. Очередь старушек оторопела, когда в торговое помещение ворвалась гренадёрского роста девица, распаренная, красная, запыхавшаяся, с разводами серой пыли на потном лице. Словно бегом бежала эти несколько километров.
– Вопрос жизни и смерти!.. – воскликнула она, задыхаясь. – Пропустите без очереди…
Бабушки испуганно расступились. Марина просунула голову в окошечко:
– Я вас умоляю… Вопрос жизни и смерти… Срочно… Сто штук презервативов!
Пожилая аптекарша, напуганная криками о жизни и смерти, впала в ступор. Механически, как робот, она извлекла из нижнего отделения шкафа картонную коробку и принялась заторможенно выкладывать на прилавок пакетики, считая их по одному.
– Женщина! – возопила в отчаянии Марина. – Я вас умоляю! Считайте быстрее! Меня там рота солдат ждет!