«Слабый доллар – это золотое время для России…»

1064

 

Следующие пять лет могут быть так же благоприятны для российской экономики, как середина 2000-х годов.

Мировые цены на нефть, газ и металлы идут вверх с января 2016 года. Нефть «Брент» стала дороже более, чем в два раза, природный газ – в 1,7, медь – более, чем в 2 раза, алюминий – на 50%, золото – на четверть.

Всё это – совместное движение на фоне дешевеющего к евро доллара, двух мировых резервных валют. Слабый доллар – это золотое время для России. Чем он дешевле, тем выше цены на нефть, газ и другое сырье, вывозимое из России. И наоборот.

Так устроены мировые рынки, где сырье – финансовый актив, а цены на него – формируются на рынках товарных деривативов в Нью-Йорке, Чикаго и Лондоне. И хотя, конечно, нынешние 70 долл. за баррель – это не 110 – 120 долл., как в 2013 году, но жить можно и, кажется, что цены могут расти и дальше.

И еще высока вероятность (60 – 70%), что ослабление доллара – циклическое, на целый ряд лет. У доллара длинные 15 – 17 летние циклы «усиления- ослабления» к евро и европейским валютам. Механизм их известен (см. колонку от 17.01.2016, https://www.rg.ru/2016/01/18/mirkin.html). Если это так, то перед нами на годы вперед — территория «слабого» доллара.

А в чем выгоды для российской экономики? Она будет в «шоколаде», как в середине 2000-х. Много денег от экспорта по высоким ценам. Импорт, наоборот, дешев – не только ширпотреба, но и оборудования для модернизации производства. Удешевление доллара к евро – это всегда давит вниз на инфляцию в России, так как сдерживает ослабление рубля и рост внутренних цен на импортируемые товары.

А в чем угрозы? Дешевый импорт можно проесть и добить своего производителя, как это было в 1996 – 1997 и 2000-х годах. В эти годы из России широким потоком вывозился капитал (это было очень выгодно). Вместо него зашли спекулятивные горячие деньги. Именно они трижды стали спусковым механизмом финансовых кризисов 1998, 2008 и 2014 годов. Всё это повторяется.

Пять лет – что еще впереди? В 2014 году все опасались, что вот – вот начнется резкое сокращение экспорта топлива из России. Ничего этого не случилось. Наоборот, его добыча и поставки за рубеж выросли. Экспорт сырой нефти – 195 (январь – октябрь 2013 г.) и 213 млн. тонн (за тот же период 2017 г). Природный газ – 159 и 168 млрд. куб. м. Нефтепродукты — 123 и 129 млн. тонн. Каменный уголь – 115 и 146 млн. тонн (ФТС).

По-прежнему одна треть импорта сырой нефти ЕС – из России (хотя эта доля начала потихоньку снижаться). Как и раньше, ЕС – ключевой клиент России (43% экспорта вместо 50% в 2013 г.). Рост глобальной экономики со скоростью выше 3,5% в год поддерживает спрос на сырье. Самый крупный потребитель российской нефти – Китай с динамикой ВВП в 6 – 7% в год. Его доля во экспорте России выросла до 11% (ФТС). География поставок нефти, газа, каменного угля – десятки стран (US EIA). По-прежнему для Восточной Европы и Германии Россия – ключевой поставщик топлива.

Все прогнозы за то, что и через 10 – 15 лет мы будем жить в углеводородной экономике. Есть ли угроза от «прочих источников энергии»? Пока нет. Их доля в мировом потреблении энергии чуть больше 1,5%. Традиционные источники энергии еще очень сильны. Уголь в структуре мирового потребления в 1973 г. — 24,5%, в 2015 г.- 28,1%. Нефть в 1973 г. – 46,2%, в 2015 г. – 31,7%. Природный газ в 1973 г. – 16,0%, в 2015 г. – 21,6% (International Energy Agency. Key World Energy Statistics 2017).

Нужно торопиться. США поставили задачу в ближайшие годы стать глобальным экспортером нефти и газа. Перестать быть чистым импортером топлива, как это было долгие годы. Для США рынок будущего – это Европа. А дальше? Перетряхивание игроков, давление на долю России на рынке топлива, прессинг цен на нефть и газ.

И еще – нет ничего более переменчивого, чем цены на топливо и курсы валют. Несмотря на все циклы, никто не может с достоверностью сказать, какими они будут через год – два. Тренды понятны, а вот коридоры для колебаний – очень широки.

Так что нужно торопиться. Но в чем? Нам очень нужно оздоровление экономической среды. Не прозевать, как в 2000-х. Полностью использовать передышку, которая. может быть, дана нам на 5 -7 лет вперед.

А что делать? Первое – ежегодный рост выше 4 – 5%. Максимум финансовых стимулов для любого (не выборочно) бизнеса, стимулирующих рост и модернизацию (процент, кредит, валютный курс, налоги, бюджет, таможенные тарифы, цены, регулируемые государством, режим инвестиций). Минимум административного бремени.

Второе – рост конкуренции, постепенно — доля государства в экономике не больше 35 — 40% (сейчас доходит до 60 – 70%). Доля малого и среднего бизнеса до 40% (сейчас примерно 25%).

Третье – восстановление исторического ядра России, максимум помощи регионам – зонам национального бедствия. Всё, чтобы максимум поселений России, от мала до велика, покрылся стройками – жилье, дороги, социальная инфраструктура. Арктика – не в начале.

Четвертое – курс на большую универсальную экономику вместо идей «все купим за кордоном».

Пятое, самое главное – полное подчинение экономической политики качеству и продолжительности жизни, быстрому росту внутреннего спроса, сохраняя открытость. Тогда победим.

Это моя новая колонка в «Российской газете» https://rg.ru/…/iakov-mirkin-slabyj-dollar-eto-zolotoe-vrem…