Синдром отторжения

31 июля, 2020 5:37 пп

Seva Novgorodsev

Seva Novgorodsev:

Несколько лет назад мы возвращались из Москвы самолетом. Кто-то из пассажиров опознал, подошел за автографом.
Сидевшая рядом девушка спросила – не раздражает ли подобное вмешательство в жизнь. Не раздражает. Разговорились.
Она живет в Дублине, пишет там кандидатскую работу по психологии, исследует синдром отторжения. Это когда в лаборатории у мамы–крысы отнимают новорожденного крысенка.
От одиночества и отсутствия материнской ласки у того развиваются психические сдвиги, а исследователи его лечат медикаментами известной фирмы, которая, как я подозреваю и оплачивает весь научный процесс.
Я поинтересовался — будет ли это на благо человеку, на что девушка ответила, что у воспитанников детских домов, у сирот, годам к 23-м нередко развивается шизофрения – именно на почве такого синдрома отторжения.
У этих детей них нет ни мамы, ни папы, только воспитатель, который, может, и хороший человек, но один на всех сразу.
Хотел я об этом по приезду рассказать, но удержался. По правилам надо чтобы было два источника, а у меня – только один, вот я и ждал, пока второй появится.
Потом, листал газету «Гардиан» гляжу — статья под заголовком «Недостаток ласки и объятий в раннем детстве может влиять на развитие мозга».
Выясняется, что в Университете Висконсина в Соединенных Штатах, провели ряд наглядных экспериментов. Взяли контрольную группу обычных американских детей и группу сирот из России и Румынии, которых усыновили-удочерили американцы.
Несмотря на то, что сироты теперь окружены заботой и мягкими игрушками, прошлое одиночество у них гнездится в глубине.
Во время эксперимента дети сдавали анализ мочи перед контактом с родителями и после. У детей контрольной группы резко поднимался уровень двух гормонов – васопресина и окситоксина.
Первый, как полагают, отвечает за родственные чувства и социальную адаптацию, второй гормон понижает уровень стресса и дает чувство безопасности и уюта.
У бывших сирот скачка этих гормонов не наблюдалось. Из этого исследователи сделали вывод, что в свое время этих детишек не ласкали, и у них не образовались мозговые рефлекторные связи, причем этого упущения уже не наверстать.
Отсюда просится заключение, что человек — не компьютер, готовых микрочипов и схем в мозгу у него при рождении нет, а рефлекторные связи растут и развиваются у ребенка в ответ на стимулы от мамы или папы.
С выводами исследователей я согласен. Сильный папа и ласковая мама нужны каждому.
Не забудем, однако, и о роли коллектива, заменившего многим беспризорникам семью, по методу Макаренко.
Допустим и то, что российские или румынские сироты, никак не могут привыкнуть к этой странной стране, к Америке, где люди без конца улыбаются безо всякой причины и громко разговаривают, да так, что речь у них обгоняет мысль.