Про юнкеров

848

Евгении Лещинской посвящается

Олег Утицин:

Моя прабабушка работала вместе с Крупской — газету «Искра» рабочим на заводы разносила втихаря.

Я-то прабабушку свою уже старенькой застал. Один глаз у неё был стеклянный в то время, по ночам она его в стакан с водой выкладывала. А днём она сидела на кухне, сложив ручки, и воздух перебирала большими пальцами.

И слепо в окно ещё смотрела…

Как будущий пионер-герой и сознательный октябрёнок, я прабабушку про Крупскую расспрашивал, про Ленина и революцию. И она однажды рассказала, почему в Москве Площадь — Красная.

Не от слова красивая.

От крови.

Когда революционные массы штурмовали Кремль в начале прошлого века, только юнкера остались верны присяге и бились до последнего. Тех, кто выжил, потом расстреливали пачками внутри Кремля.

— Кровь от Лобного места текла ручьями по самую щиколотку, я пошла туда посмотреть на юнкеров, только все ноги замарала, — рассказывала мне прабабушка…