Про войну Америки и России — стратегическое

871

Олег Утицин:

Три дня назад Трамп сказал.

Но для России неожиданно оказалось, как снег зимой.

Лично я честно сразу лёг спать грудью на амбразуру. Древнерусская привычка — про начало войны тебе писарь из штаба быстрее сообщит, чем командующий конармией какой-нибудь.

И тут пылить не надо!

Потому что — пока совещания штабных пройдут, пока курьеры с секретными депешами — про время «Ч» вскрыть — доскачут туда-обратно…

Можно пообедать успеть и к полднику приготовиться…

Единственное, чем радует такое время всю Красную Армию — жирные генералы потеют, бегая по кабинетам или от начальства прячась.

После ужина и началось, к завтраку.

Беготня превратилась в мельтешение. Прапорщики сухпай, готовый к выдаче начали воровать. Выдавать — нет пока.

У прапорщиков на войну особый нюх.

Граждане России, братья и сЕстры мои, принялись упрекать меня в непатриотизме. Но я уже позавтракал к тому времени, а они даже с песней «Комсомольцы-добровольцы» ни в атаку не пошли. Какую атаку?! До военкомата даже не прошвырнулись…

Как человек военный хоть когда-то, для уточнения позвонил прямо во вражескую Америку: «Как война-то?»

Честно спросил, без утайки…

И добил вопросом:

— Хоть кто-то  победил уже?

— Какая нах война? Мы тут спим…