ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ МАСТУРБАЦИИ

Наталья Троянцева:

 

Идея эссе родилась из недоумения по поводу детского воспоминания. Мне было шесть, подружке – восемь. Собираясь в компанию, мы играли во что угодно – в «пупсиков», в прятки или догонялки, в мяч или в «верю-не верю». Порой, с подружками постарше и в компании мальчиков – в «кис-мяу», сопровождавшуюся поцелуями в щечку под стеснительный общий смех.

Но, оставаясь вдвоём, мы, по инициативе восьмилетней подружки, играли в «парня и девушку». Игра заключалась в романтической прогулке по парку, недалеко от дома расположенному, с возвышенными и серьёзными разговорами, с внезапным убеганием «её» и догонянием «его». Подружка была ниже ростом и субтильнее, я к ней относилась с искренней нежностью, так что роль «парня» мне вполне удавалась.

Летом я уезжала к бабушке и дедушке в Суздаль. Тамошняя подружка, уже по моей инициативе, согласилась на ту же игру. Но разговаривать с ней было как-то не о чем. Видимо, поэтому суть игры сводилась к совместному лежанию в постели её родителей. Лежать и молчать тоже было скучно, а ничего другого ни ей, ни мне в голову не приходило. Поэтому эти игры были недолгими. В куклы игралось веселее.

Я хорошо помню, что сексуальная тема не фигурировала в разговорах вплоть до окончания института и замужества, собственно, была вербальным табу. Но очень популярны были слухи об изнасилованиях, как предостережение – быть начеку.

До какой степени советский строй подавлял и практически нивелировал природную сексуальность, мне стало понятно в конце 80-х по невероятной популярности газеты «СПИД-инфо». Я пару раз прочитала её с ужасом – мне показалось тогда, что сексуальное начало нации добьют окончательно. И оказалась права: такое количество и качество сексуальных проблем, с которыми живёт и умирает население России, не снилось даже «совку».

Всё же следует заметить, что фраза «В СССР секса нет» имела ещё дореволюционные корни. Церковные декларации о перманентном целомудрии не только в России, но и в мире в целом, породили сексуальные извращения социального масштаба, которые вылились, в частности, в две европейские войны и гитлеровско-сталинские репрессии. И, одновременно, в мощнейший расцвет национальных культур – в науке, в изобразительном искусстве, литературе, театре, кинематографе, архитектуре. Сексуальная энергия нации сублимировалась и в разрушение, и в созидание.

Сейчас сублимация носит характер исключительно вербальный, но с мощным элементом визионерского эксгибиционизма. Бесконечный громогласный гвалт на ток-шоу, многодневные «пятиминутки ненависти» в соцсетях, уничижительные монологи и взаимоунижающие диалоги в развлекательных шоу – на РТР и ТНТ, для «ватного» и для интеллектуального быдла соответственно. Шутки не просто «ниже пояса», а с целенаправленным убийственным ударом, пусть и метафизическим, по гениталиям обоих полов. Сексуальная энергия трансформировалась в вербализованную мастурбацию всё того же садомазохистского толка, каковой рулил при сталинизме и задаёт тон сейчас.

Отдельно стоит выделить склоку между сторонниками и противниками выдвижения фрика по имени Ксении Собчак. И те, и другие воспринимают её всерьёз. Но если сторонники видят в ней сексуальный идеал не ограниченной ни моральными, ни нравственными рамками свободы и заслуженного материального благополучия, то противников именно это и возмущает. Между прочим, моя точка зрения по данному поводу сформулирована в коротком экспромте под названием «Диагноз прогноза»:

Безумия пленительная плесень
иль опыты бессилия безликого:
Собчак исчезнет, как исчезла Леся.
Не помните?.. Помощник Венедиктова.

О Лесе я писала когда-то в эссе http://mayday.rocks/?p=6002.

Волны вербализованной мастурбации то нарастают, то стихают ненадолго, в зависимости от внутриполитического градуса. Любой информационный фейк вдруг порождает реакцию колоссального масштаба, но его быстро сменяет новый фейк, менее значимого содержания, фейк-однодневка. А практически любая информация сразу становится фейком по простой причине: она схематизирована и упрощена до неузнаваемости. Редко кто хочет докопаться до сути, до настоящего содержания.

Интересно, во что всё это выльется. Пока ещё есть надежда на тех, кто хранит молчание и потихоньку делает что-то. Почти исчез из оборота нецензурный «псевдоним» Путина вполне шизофренического толка – вроде бы он свидетельствовал о выдающихся способностях именно в этом смысле и одновременно обосновывал его внутри- и внешнеполитическую импотенцию. Зацикленность на сексуальной теме столь велика, что масштаб национальной импотенции видится просто гигантским. И словесная мастурбация – единственное, что остаётся болтающему без умолку про- и антипутинскому большинству…