В подъезде поставили ёлку — их выдал давно ЖЭК, Искусственная, конечно.
Все мимо проходят, умиляются: ёлочка!
Ну приятно, конечно.
А вчера один дядька сказал строго консьержке:
— Почему нет георгиевских лент на ёлке? 
Консьержка Рая потупилась (она, во-первых, не знает что эта лента — георгиевская, а во-вторых, всех боится)
— А Деда Мороза зовут Георгий? (спросила я, выносящая мусор в старом своем китайском пальте и замотанная в платок).
Мужик посмотрел на меня с высокомерием белого плантатора.
— Его никак не зовут (говорит).
— А он кого нить зовёт? Ну, например, выпить. Одному же скучно. И он может, к примеру, крикнуть: «Эй, Снегурка! Давай бухнём, типа накатим! Позвать Снегурку, например.»
Мужик (новенький, он меня не знает, недавно, наверно, переехал, открывает рот).
— Вы кто? (спрашивает, пока Рая хихикает но сладко улыбается чтобы не раздражить мужика)
— Я — новая уборщица (говорю).
— Раз уборщица — так и молчите (говорит мужик грубо).
— Но я старшая уборщица (говорю). Младшая и правда молчит: она глухонемая.
— Это кто? (тоном дознавателя говорит мужик Рае).
— Журналист (говорит Рая поспешно — она всегда говорит правду и не умеет троллить).
— ЖУРНАЛИСТ? (мужик делает круглые глаза и смотрит с презрением).
— Это хобби (говорю). Я пишу в газету «Рядом с домом». Объявления: продам мётлы и совки.
Мужик, надувшись, и в то же время растерянный, уходит.
Рая говорит мне, что это новый жилец, очень строгий.
— ФСБшник, что ли?
Рая прикладывает палец к губам:
— Тссс. Говорят, да.