«Ну, что, Уинстон, как ребенка-то назовём?..» 

1464

Как-то, в неформальной обстановке, государственный секретарь Соединенных Штатов, Джон Фостер Даллес, фамильярно похлопал по плотному животу Уинстона Черчилля, английского премьера, и спросил не без едкости: «Ну, что, Уинстон, как ребенка-то назовём?»
Черчилль, невозмутимо попыхивая сигарой, ответил: «Если это мальчик, то Георгом, как нашего покойного короля. Если девочка — то Елизаветой, как нашу королеву. А если это пердячие газы, что скорее всего, то назовем — Джон Фостер Даллес».

Покойный наш премьер за словом в карман не лез. Из четырёх глав правительств времен второй мировой войны, только Рузвельт, несколько мне известно, не имел никаких художественных наклонностей.

Гитлер был неудавшимся художником, Сталин — неудавшимся поэтом. Черчилль — один среди них был удавшимся писателем, за что и получил в 1953 году Нобелевскую премию по литературе.

Он ещё рисовал отличные акварели и очень любил писать письма, в полном собрании сочинений этих писем — несколько томов.