Не верьте!..

1299

Для разрядки. Добрый совет.

Не верьте светлым, с длинными волосами, голубоглазым, подтянутым, в обуви менее 38 размера, высоким, с ямочками, с подбородком фасона «писечка», как у певца Серова, знающих стихи наизусть, не садящихся в брюках, чтобы испортить стрелки, с трёхдневной небритостью, играющих в гостях на гитаре одну песню, из фильма «Генералы песчаных карьеров», знающих музыку и кино, способных вылепить зайца чужому ребёнку, молчащих в трубку, улыбающихся виновато в дорогом ресторане, разбросав на столе веер карт, которые не проходят, дарящих цветы из салонов авторской флористики, проверяющих зимой, надели ли вы тёплые трусы на прогулку, знающих весь ассортимент прокладок и вибраторов, верящих в чёрные дыры и теорию Большого взрыва, крестящих член перед коитусом и сплевывающим при этом через правое плечо, эпилирующих себя, как египетские кошки, закидывающих голову, глядя на ваше старое платье и восклицающих «Вау» и «Упс», умеющих понравится маме с первого раза, вставляющих импланты цвета унитаза, такие ровные, как протезы, тем, у кого вещи в шкафу разложены по цветам, а обувь не в сезон смазана кремом, дороже вашего парфюма.

Он целуется нежно и бережно, чтобы не повредить эмаль, у него всё по плану, трахается он только в четверг, а если у него встанет в среду, то он сделает тридцать отжиманий, у него есть деньги, но он рачителен и никогда не купит туфли в Третьяковском проезде, если они есть на Амазоне или на Ебае, часы ему возит из Женевы в трусах одна женщина, другая из Милана везёт ему стоки на себе, он застрахован в женевском филиале «Альянса» от всего, включая понос в полёте.

Он мил, шутит, как персонаж Диккенса, у него хороший язык, даже два, безупречный русский, он с мамой говорит на шведском, он — веган, лютеранин и в караоке поет только Битлз из альбома «Револьвер».
Я таких не знаю, но говорят они есть.