Есть одно существенное обстоятельство, которое все ж заставляет думать об «исламском следе» в произошедших терактах. Это то, что сами террористы шли на практически неизбежную смерть. Ведь, насколько я понимаю, в результате этой серии терактов (129 убитых, около 300 раненых) были также убиты и все нападавшие, причем некоторые из них взорвались, обмотавшись «поясами шахида».

Вот это и есть почерк религиозного терроризма, начиная еще с «атаки на небоскребы» 11 сентября. Когда террорист сам идет на смерть, но желает при этом еще и забрать с собой как можно больше «неверных».

Оно же и больше всего пугает во всем этом. Потому что смертнику крайне сложно противостоять. В любом «обычном» теракте едва ли не самая сложная часть – это пути отхода и заметания следов; крайне непросто гарантировать исполнителям безнаказанность и безопасность – именно поэтому «подписывать» людей на теракты мало кому удается.

Однако, если у вас в распоряжении смертники – большая часть проблем снимается!

И вот уже поэтому крайне трудно предположить, что во Франции действовали кто-то, кроме фанатичных мусульман. Какие-нибудь крайне правые, ЦРУ-шники или феэсбешники – да кому была бы охота с гарантией помирать? Пострелять людишек из автомата – да, тут охотники везде найдутся; но самому откидываться?! Тут среди обычных европейцев дураков нет. Должен быть очень сильный «допинг», ломающий такой важный предохранитель, вложенный в нас самой природой, как инстинкт самосохранения.

И мы понимаем, что такая «хакерская» программа, меняющая настройки в самом «БИОСе» человека – это нынче, пожалуй, только ислам.

Нет, «за други своя», если припрет, на так называемое «альтруистическое самопожертвование» и европейцы еще могут пойти; но вот разбудить чистую некрофилию, такую «любовь к смерти», когда ты готов убивать даже ценой собственной жизни – на это почему-то нынче способен только ислам. Не весь, конечно, но в некоторых своих проявлениях.

Многие из-за этого (особенно наши друзья-израильтяне) обвиняют сам ислам в некой бесовской, некрофильской направленности. Мне думается, однако, что винить ислам тут не приходится – это просто он работает так, как и полагается ЛЮБОЙ нормальной религии: снимает у своих адептов страх смерти (читай – заглушает голос инстинкта самосохранения). Вопрос тут не в том, «почему ислам такой плохой», вопрос, скорее, в противоположном – почему остальные религии это свое качество утратили?

Вероятно, потому, что иные религии очень уж «старые» (ислам, как известно, самая молодая мировая религия). Или же в том, что ислам имеет дело с самыми нищими, обездоленными и необразованными массами населения…

В общем, ислам – это просто инструмент, который РАБОТАЕТ: снимает страх смерти. Это само по себе не хорошо и не плохо: людей без страха смерти можно, например, посылать Марс осваивать, с самыми смертельными заболеваниями бороться. Но можно и отправлять взрываться в скоплениях народа, убедив, что так будет хорошо и правильно – есть и такая опция у этой фичи. Смотря в чьи руки попадет «управление».

Важно понять, что те, кто призывают «бороться с исламом», на самом деле боятся не ислама, а религии как таковой. Исламу, можно сказать, не повезло просто потому, что он теперь остается, возможно, последней живой религией в мире. И мечты «извести ислам» — это, по сути, мечты извести религию вообще.

Возможно ли это? Да, но тогда мы получим то самое «бездуховное общество потребления» — надо это понимать. Ведь что такое общество потребления? Это просто общество, в котором все в равной степени боятся смерти.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks