i (4)

Наталья Троянцева:

МЕСТО ЖЕЛАНИЙ

Какое событие последнего времени ни возьми – каждое суть жесточайшая агрессия, прямая или опосредованная. История гибридной войны в Украине и, как следствие, сбитый «боинг», убийство Бориса Немцова, авиакатастрофа на Синае, жестокая смерть таджикского младенца. У каждого события есть конкретные виновники, называть которых никто не торопится – и, в сущности, почти никто не торопит.

Градус агрессии в обществе невероятно высок. Поэтому каждый из нас безотчётно ожидает чего-то худшего. Мы тратим слишком много энергии на негативные эмоции, то – воспроизводя их, то – заражаясь ими. Зажатые между шизоидностью, с одной стороны, и депрессией – с другой, мы существуем, болеем, умираем в ощущении тупой безысходности.

И этому есть очевидное объяснение – мы не умеем «хотеть» от своего имени. Мы всё время «хотим» от имени чужого, вместо кого-то: вместо Путина, вместо олигархов, вместо чиновников или полицейских. Твёрдо сформулировать «я хочу» под силу мало кому. Это самое «я хочу» подразумевает осознанное желание деятельности в определённом направлении, самим тобою выбранном и личными потребностями обусловленном. Формулировка «я хочу быть полицейским» означает точное понимание – что значит быть полицейским, то есть: исполнять закон, защищать граждан от преступников и при этом твёрдо соблюдать кодекс профессиональной чести. Считать, что всему этому препятствует что-то или кто-то, а не ты сам, выбравший именно эту профессию, значит – не хотеть.

Большое число людей, мнивших себя «профессионалами», в одночасье лишаются средств к существованию – и не могут отстоять своё право на профессию потому, что в глубине души не считают себя правыми. Социальная ячейка разрушилась – и люди, принадлежавшие именно ей, а не своему профессиональному призванию, оказываются беспомощны. Не менее беспомощен и тот, кто оказывается социальным изгоем, нарушившим неписанные правила ячейки. Профессиональный конформизм, желание удержаться в сообществе любой ценой, умножает число безликих дилетантов.

Похоже, что и в самом деле – единственный, кто точно знает, чего хочет – это Президент В.В.Путин. Хочет – и делает, пока все мы что-то хотим вместо него. И мы никак не можем ограничить его желания только потому, что у нас нет своих собственных.

К счастью, есть и другие люди, точно знающие, чего они хотят. На днях Михаил Федотов подробно описал, что именно правозащитники предпринимают для защиты интересов матери погибшего младенца.

Журналист Павел Каныгин продолжает расследование в отношении пленных бойцов ГРУ, от которых отреклось Минобороны.

Экономист Андрей Мовчан энергично разъясняет всем интересующимся финансово-экономическую ситуацию в стране, в одиночку выполняя за правительство его работу.

Художник-акционист Пётр Павленский, рискуя свободой, демонстрирует нам наши экзистенциальные убытки: отсутствие органической связи между телом и душой, физиологическую и сердечную бесчувственность, тягу к садомазохизму, конформизм по отношению к властьпредержащим с одновременным желанием взорвать всё и вся – и будь, что будет…

Я поддерживаю его этические установки и разделяю его эстетическое кредо. Моё творческое «хочу» — на стороне действующих.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks