Не надо бояться винтика с ружьём?..

1231

НЕИЗБЫВНАЯ ВИНА ГЕОРГА ЙОХАНА РАУ

25 НОЯБРЯ 2017 Г. СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Честно говоря, я хотел использовать кейс «уренгойского мальчика» лишь в качестве иллюстрации к более обширной теме: «жрецов зла», которые молятся своему божку зла и постоянно изрыгают ритуальные проклятия любому свободомыслию. Однако «мальчик» как-то перерос статус иллюстрации и сам превратился во что-то более огромное, требующее траты нервной энергии. Безусловно, это заслуга неравнодушных граждан, которые да не остались в стороне, а постановили наказать мальчика «по всей строгости закона» (именно это выражение), заодно его друзей, родителей и преподавателей, и осталось им разве что разбомбить Уренгой.

Что произошло.

Вот панорама. Есть Россия, есть Европа, есть Газпром. И где-то Уренгой, про который сказано: «Посёлок Уренгой имеет стабильную финансово-экономическую базу, единственным минусом которой является отсутствие диверсификации местной экономики, её привязка к топливно-энергетическому комплексу».

Вот вводная: Россия, как известно, самая лучшая страна в мире и маяк для прогрессивных народов. Последние смотрят на Россию, знамо, с надеждой, поскольку понимают, что только в России и правда.

Однако люди в России при этом живут плохо, а в связи с недопониманием на Западе стали жить еще хуже. Странообразующее предприятие Газпром не покладая рук борется за исправление ситуации. С этой целью оно продвигает на Западе проект Nord Stream 2, то есть газ в обмен на валюту, которая опосредованно дойдет (в какой-то степени, хоть бы и через обменник) до каждого пенсионера, до каждого крестьянина, до каждого рабочего и до каждого интеллигента. Эта валюта страшно нужна государству, на нее в деревне, может быть, купят тракторы, в больницах — лекарства, на заводах — станки. А чтобы этот проект был принят контрагентами без сучков и задоринок, в какую-то светлую голову пришла идея явить Западу человеческое лицо современного россиянина: «Не надо бояться россиянина с ружьем!»

С этой целью в Бундестаг были направлены местные школьники из Уренгоя, которые должны были наболтать там что-то гуманистическое.

Отличился, как известно, гимназист Николай Десятниченко. Сначала он развернул знамя победы перед Бундестагом, чем весьма, наверное, удивил принимающую сторону. Поскольку это сродни тому, чтобы приехать в Германию на «фольксвагене» с георгиевской ленточкой и надписью на заднем стекле «На Берлин!». А через несколько часов он же выступил в Бундестаге с прочувственной речью про то, что война убивает и на ней, значит, гибнут в том числе и невинные люди. Можно только посочувствовать парню по поводу переживаемого им взрыва мозга.

А теперь самое главное. Речь гимназиста — что греха таить — действительно содержала одну (!) неловкую фразу. Живописав страдания неведомого нам ефрейтора Георга Йохана Рау, умершего в советском плену, Николай заключил: «…Я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

Что ж получается? Что солдат-агрессор — невинный? (возопила патриотическая клака). Значит, это мы виноваты, что убили в плену несчастного Георга? (Собственно, да, мы и убили, раз Георг оказался не готов к обычным бытовым условиям в Совке.) Значит, это пересмотр итогов Второй мировой войны, решений Нюрнбергского трибунала? Значит, это уголовное преступление и распространение нацистской пропаганды? Значит, надо школьника судить, гимназию закрыть, учителя арестовать. Надо думать, принимающая сторона, к которой приехали показывать человеческое лицо, наблюдала за этим самоизбиением потрясенно.

Чем-то это ситуация живо напомнила «позорный Брестский мир».

Тогда, помнится, Ленин (как теперь Газпром) тоже послал делегацию на Запад заключать «позорный Брестский мир», чтобы получить передышку и сохранить власть «кремлевских переворотчиков». Это ему показалось важнее, чем революционные понты. А радикалы в лице левых большевиков, того же Троцкого, всячески пытались эту инициативу торпедировать и продолжить войну, ставя, таким образом, под угрозу весь революционный режим. К счастью для режима победил Ленин. Да и сегодня за мальчиком тоже встали неслабые силы. Во-первых, Газпром. Страна в стране. Во-вторых, радикалов попросили успокоиться глава Нового Уренгоя, академик РАН, гимназия, да и небожительный Песков — тоже. А за ним — сами знаете кто.

Тем не менее, обвинения радикалов, официально поддержанных КПРФ, тоже под ковер не заметёшь. В семью стали поступать угрозы, мальчик с матерью перешел на осадное положение. Посты в соцсетях поражают или, вернее, не поражают фашистской агрессивностью. «Мальчику этому 21 год, вполне может быть осуждён к тюремному заключению, и даже к смертной казни». «Мальчику надо в Освенцим путевку дать…»

Вот из прекрасного из моей любимой шаргуновской газеты:

«Вся страна буквально сходит с ума после выступления мальчика-отличника из Нового Уренгоя в Бундестаге, задавая друг другу один и тот же вопрос: “Как, неужели то поколение, для которых память о той страшной и кровопролитной войне, которая не обошла ни одну семью, уже выросло?” Неужели так быстро? Да до такой степени, что эти дети, даже еще толком не оперившись, помчались в Берлин каяться и молить о прощении, чтобы только их взяли туда, в сытую и толерантную Европу, в лучшую жизнь». Что, безусловно, является форменной клеветой. Какой мольбой, какого прощения, куда взяли?

«Комсомольская правда» туманно сообщает, что мальчик-то и текст не писал, это все сами немцы: «По неофициальной информации, их тексты вычитывают (а иногда и пишут) кураторы с немецкой стороны». Хотелось бы мне посмотреть, как это происходит, газпромовская делегация ведь не военнопленные, или я ошибаюсь?

Однако версию поддержал и статусный политолог Дмитрий Орлов, заведовавший идеологией в единороссовском Народном фронте, неглупый в прошлом человек: «Германская элита, надо отдать ей должное, долго сдерживалась от демонстрации уренгойского мальчика». Вообще где у нас Германия, а где Уренгой?

Сергей Станкевич (обращаясь ко мне) резюмировал взвешенно: «Попытки оправдания нацизма и вывода «невинных солдат» из-под ответственности множатся в последнее время среди германских правых. Правительство ФРГ этому противостоит. Выступление Николая из Сибири в Бундестаге содержало некоторые формулировки, открывшие простор для разных, в том числе, негативных интерпретаций. Отсюда и волна пошла». То есть мальчик стал пешкой в борьбе немецких правых и немецкого же правительства? Лихо! А мы на чьей стороне? Немецкого правительства!

Впрочем, одна тема тут вскрылась действительно архиважная и по достоинству еще не оцененная. Тема вины человеческих винтиков в тоталитарных режимах. Добрый уренгойский мальчик вину с винтиков снял, что вполне отвечает господствующей идеологеме «хватит каяться, покаяние не в наших национальных интересах!». Да и действительно, как мог Георг Йохан Рау, или Вася Иванов из охраны ГУЛАГа, или тот, к кому обратился НКВД за помощью, противостоять своим начальникам? Никак! Против лома нет приема. Когда с подводных лодок доблестная РА в поддержку кровавого диктатора Асада ракетами мочит террористов, убивая попутно и какой-то процент мирных сирийских граждан, мы (внутри России) несем ли за это ответственность? Вряд ли, от нас мало что зависит. Не мы сбивали малазийский «Боинг» и не мы в большинстве своем захватывали Крым.

С другой стороны, в минуты озлобления, я тоже, вместе с КПРФ и принципиальными радикалами, считаю, что винтики виноваты.

Винтики выбирают, молчаливо соглашаются, подписывают обращения и тиражируют свои мурловые посты. И в эти минуты мне очень хочется взглянуть в глаза Вячеслава Никонова, постоянно козыряющего своим дедушкой. Или в глаза «коммуниста», козыряющего Сталиным. Или в глаза диванного крымнашиста.

И тогда (спасибо Коле Десятникову!) формулируются такие слова: «Помни о Георге Рау, товарищ!».

Фото: DPA/TASS