«Лишнее (говорю), гражданин начальник, это трипак, алименты и уголовный кодекс…» 

1777

вот вам  старая-престарая байка из моей первой книжки про ТЬСЯ И ТСЯ

Один топ-менеджер (русская водка) хотел сначала продавать свою эту водку с моими рассказами о Коляне (проект такой).
А потом вдруг говорит:
— А нельзя ли его сделать поинтеллигентнее, Коляна? Мат — это лишнее…
Я ему решила цитатой ответить и говорю:
— Лишнее (говорю), гражданин начальник, это трипак, алименты и уголовный кодекс
Он поморщился:
— Вы (говорит) сидели?
— Ага (говорю) У Лотмана. Шаг вправо — расстрел. Сидеть надо было смирно. А иногда и стоять. И вообще (говорю, продолжая цитировать) я писатель, блять, типа Чехова
Он говорит:
— Это что за колония: у Лотмана?
— Это (говорю) для филологов. Которые «ться» и «тся» не различают.
Он побледнел. Наверно, тоже не различает как инфинитивы писать.
Проводил меня до двери. Бледный весь. Руки трясутся.
Напоследок говорит:
— Это сейчас тенденция такая: описывать свой тюремный опыт?
— Ага (говорю) Причем издательства отдают предпочтение убийцам.
Он чуть не упал в обморок.
Я закрыла за собой дверь.