«Не льгёшь, а льжёшь…»

1576

Олег Утицин:

— Ба! — подумал я, услышав о денежных штрафах за враньё.

— Ба, подумали мы с Иван Иванычем, — поправила меня редколлегия..

— По пять пять миллионов за каждую враку! Это ж сумасшедшие деньги! — воскликнул я и начал загибать пальцы только за последние три дня. «Неужто это опять та Россия, в которой деньги можно делать из воздуха?» — алчно думал я, ничего не восклицая, а умножая и деля в уме на членов редколлегии, их детей, внуков и товарищей по работе, чувствуя на себе ледяные взоры членов.

Пальцев явно не хватало.

Итак, за отчётный период в эфире наврано — тут, там, вот тут также, про погоду можно простить (а американцев считать? там же валюта…)

Я начал понимать Сечина.

Родина даёт мне шанс стать несказанно богатым!

Это ж, как за кофе, пролитый в макдоналдсе, только в тысячу раз круче. Клондайк!

— С какой это стати Родина тебе даёт? — члены редколлегии одёрнули меня как члена равного себе по правам и возможностям.

— Когда это ты видел, чтобы Родина тебе чего-то давала? — скукоживали они меня сердито.

— Ну вот же шанс, сам в руки плывёт… — я терял стойкость, а в голове крутилась фраза из «Красной жары» — «какие ваши доказательства?..»

— Юристов надо, адвокатов, коллективные иски, возьмёмся за руки, друзья? ..

— Какие нах адвокаты? — воскликнули члены — Тут за что не возьмись — у юристов должны быть чистые руки…

— Ах! Как нах! — воскликнул я в пустоту…

И подумал, а где же взять юристов, в самом деле?

Навальный!

Осенило меня.

Там же целая оргпреступная группировка юристов, противостоящая другой оргпреступной группировке юристов.

И я сел строчить. Вот это письмо Навальному.

Кто тут!?…