«Мы жертвою пали…»

1948

Готовить я хорошо не умею, а баранью ногу впервые увидел лет в тридцать, потому на модную тему советской еды вспомню старый рассказец.
«Мама рассказывает:
Помнишь, у нас два продовольственных магазина было, 49-й и Шестерка. Как куда что завезут – весь район бегом и в очередь.
А это перед первым мая было, узнали, что завтра в шестерку колбасу рублевую завезут, помнишь, такая вкусная, типа Краковской? И вот мы с соседками с вечера очередь заняли, номерки там на ладонях писали ручкой, всю ночь отмечались. На следующий день забрала тебя из садика – и к магазину, привезли как раз около шести. А там человек триста, пускают внутрь по десять. А торгует одна продавщица на весь магазин – долго, все уже на взводе. Магазин был до девяти, в пол-девятого еще человек 150 на улице, а они нам : все, не успеете, закроемся скоро. Перед нами стояла воспитательница твоя с сыном на руках – Вова Сухоцкий , помнишь? Он как заревит: тетеньки, продайте нам колбасыыыы! И вся очередь давай возмущаться, кричать, а они уж и двери закрывают.
И тут кто-то начал Интернационал петь. И все сразу заподпевали. Через 5 минут приехала милиция — Что тут такое, говорят? А мы давай «Мы жертвою пали», все же еще со вчера занимали, кто уйдет?!
А милиционеры чего – у них жены так же в очередях стоят, они ж сами такие же как мы. Говорят: продавайте, пока очередь не кончится. А они им — Нет, мы закрываемся, сейчас начальству вашему позвоним. Приехал еще наряд – а у нас уже «Прощание славянки» на ляляля.
В общем, позвонили в обком дежурному, он им приказал продать все, пока очередь не кончится.
В 11 вечера я тебя притащила домой . Довольная, счастливая – победа же! И полтора килограмма колбасы. Не, она вкусная была, теперь такой и нет. Только дети плакали в очереди, это зрелище, конечно.
— А сколько мне лет было?
— Пять, это ж 77-й, 60 лет революции»
13.08.2011.