Мама Илона Маска: «Я плакала, когда дети проливали молоко…»

8 августа, 2019 1:09 пп

Инна Сергеевна

На восьмом десятке быть одной из самых востребованных моделей, это впечатляюще. Мама Илона Маска это, конечно, перпетуум мобиле, бабушка десятерых внуков читает лекции по всему миру, канканирует и получает от жизни настоящее удовольствие. Люблю харизматичных дам со стальным характером. Мэй — айрон вуман.

Мэй родом из швейцарских немцев. Ее предки иммигрировали из Европы в Нью-Йорк во время Войны за независимость США, а после разъехались по Среднему Западу.

В 1948 году ее отец Джошуа Норман Халдеман женился на канадской учительнице Уиннифред Жозефин Флетчер, у них родились дочери-близнецы. Удивительный папа Мэй Халдеман был авиатором, семья много путешествовала по Северной Америке на собственном одномоторном самолете с пропеллером, это было для детей духозахватывающе.

Вскоре Халдеманы покинули Канаду и перебрались в Южную Африку. Родители Мэй были одержимы идеей затерянного города Фарини в пустыне Калахари и десять лет его искали, так что выходные семья проводила в поисках этого мифического места, в 1952 году авантюрная чета на собственном самолете облетела земной шар.

В такой среде закладывается характер Мэй. Миловидных моделей — миллионы, их невозможно отличить одну от другой, как стриптизерш в хорошем клубе. Карьеру Мэй сделала не потому, что была миловидной девочкой, она невероятно трудолюбива, требовательна к себе, у нее — стальной характер, она одна поднимала троих детей, работала на пяти работах, маникакально много училась и постигала что-то новое, как учили ее папа и мама.

Работая моделью, она получила степень бакалавра по диетологии, а после, пока училась в вечерней модельной школе, окончила магистратуру. Эври факинг дэй эта дева усердно трудилась над образованием: «Мне приходилось хорошо учиться, чтобы доказывать, что я не глупая, ведь многие именно так привыкли думать о моделях». По завету родителей Мэй всюду носила с собой книги и приучила себя постоянно читать — даже на велосипеде во время тренировки.

В 1979 году, когда Илону было восемь лет, родители подали на развод. В первый год после разрыва с мужем ей было непросто: она с детьми переехала в Торонто и оказалась без финансовой поддержки: деньги на ее счетах в банках ЮАР были заморожены. «Я плакала, когда дети проливали молоко, ведь у меня не было денег, чтобы купить им еще пачку», — вспоминала Мэй.

В депрессии за год она набрала 18 килограммов. Мэй стала шутить, что это было одним из лучших событий в ее жизни: лишний вес помог ей понять, как сложно похудеть, и учитывать это в своей практике диетолога. Тогда она стала одной из первых популярных плюс-сайз-моделей. Находить выход в любых ситуациях и все использовать себе во благо — супер сила семьи Маск.

В Торонто Мэй продолжила работать моделью, получила вторую магистерскую степень по нутрициологии в Университете Торонто, пересдала экзамены и получила лицензию диетолога, действующую в Канаде и США. Устроилась на работу в Университет Торонто, чтобы дети учились бесплатно, вела модельные курсы и мастер-классы по здоровому питанию, работала диетологом. Мэй трудилась на пяти работах.

В семье тогда не было лишних денег: «Первое, что мы сделали, когда я получила зарплату, — это купили ковер на пол, чтобы сидеть на нем. Мебели у нас не было. Со следующей зарплаты купили Илону компьютер, так что он сидел за компьютером прямо на полу». Дочь после школы подрабатывала в магазине. Это было тяжелое время.

В 50 лет Мэй переехала в Нью-Йорк, стала участвовать в крупных рекламных кампаниях. Отметив 60-летие, Маск перестала подкрашивать седые волосы. Новая яркая внешность принесла ей контракты с Virgin America и Joe Fresh, билборды с ее изображением на Таймс-сквер, появление на обложках «Elle Квебек», New York Magazine, «L’Officiel Азербайджан», Vogue Italia и Vogue Korea,в клипе Бейонсе Haunted.

Сейчас бабушка десятерых внуков издает очередную книгу, улыбается и говорит: «Думаю, для женщин станет вдохновением видеть, что в 70 лет они еще могут стать звездой рекламной бьюти-кампании. Для меня возраст — это не проблема, а замечательная вещь. Вы становитесь увереннее, проще справляетесь с трудностями. Я модель своего возраста. Я не пытаюсь его скрыть, говоря, что мне 50. Мне — 70 лет, и я этим горжусь. Все только начинается. За 2018 год я работала больше, чем за всю свою жизнь».