«Королева инсайда, допущенная в чертоги, где гуляют гимнастки, дочери и волшебный единорог…»

1617

 

Евгений Шестаков:

 

Письмо

 

Кому: Собчак К.А.
От кого: от Шестакова Е.В.

Ксения Анатольевна, душа моя! Мы с Вами крайне взрослые люди и умеем противостоять серьезным вызовам и извиваться перед очень серьезными. В Вашем лице я уважаю человека, который даже танцем вокруг шеста может выразить свое недовольство режимом. Тем более горько видеть явные подтверждения туманных слухов о том, что Вы собираетесь в президенты России.

Вам таки сделали предложение, отказаться от которого не помогла даже сила, которая в Вашем случае явилась результатом умножения ответственности на совесть. Вы — фигура высокого происхождения и полета, медийная ладья, королева инсайда, допущенная в чертоги, где гуляют гимнастки, дочери и волшебный единорог.

У меня по отцовской линии крепостные, у вас по материнской — сенаторы, на мне пиджак выглядит как армяк, на вас же больно смотреть даже сквозь тонированное стекло.

Но именно отсюда, снизу, я вижу то, чем может накрыться не моё личное уважение к Вам, оно бессмертно, но уважение людей, по спинам которых Вы хотите пройти на шпильках.

Быть спойлером Навального — это, конечно, самый самый крутой корпоратив из возможных и самое лихое дерби для такой резвой политической скакуньи как Вы. Но, Ксения (это противительный союз), на Вашем месте я бы сто раз подумал, прежде чем надеть позор поверх славы. Ведь конец жизни далёк и неочевиден. А конец репутации может висеть перед Вашим носом всю жизнь.