Как выйти из пата

Июль 26, 2019 4:19 пп

Сергей Митрофанов

Пат. «Несогласные» не могут переломить ситуацию с выборами в Москве и становятся еще более несогласными и все более взвинчивают себя. А власть не в состоянии пойти на компромисс, который воспринимается там вполне в русле уголовной традиции как проявление слабости на зоне, и тоже взвинчивает себя. «Глотку порву, моргалы выколю!» Эти две силы неумолимо движутся друг на друга на столкновение, от которого в лучшем случае посыплются искры, в худшем государство и общество сорвутся в пике.

Получается парадоксальная ситуация. Мы все знаем, что режим, который установился в России, — криминальный по сути. Это мафия у власти, не чурающаяся, впрочем, и некоторого полезного администрирования. Но стараемся получить в ней посты consigliere. А мафия доказывает, что consigliere ей не требуются, она сама со сталинскими усами, и разговор с ней может идти только с позиции силы, то есть как бы постоянно раздувает пожар революции.

Почему она так себя ведет — не очень понятно, возможно, это все то же проявление уголовной этики и чекистские замашки, а возможно, и какой-то страх политической аварии в связи с инфильтрацией минимального количества несистемных людей. Тем не менее, она, сознательно или бессознательно, делает все, чтобы протест не выдыхался, как справедливо замечает политолог Галямов. Или как считает Жириновский: ««В планах Запада революция должна начаться с непризнания выборов. А сейчас они хотят вызвать волнение в обществе с отсутствия регистрации». (Наверное, Запад подкупил членов Мосгоризбиркома или в нем изначально окопались шпионы ЦРУ.)

Так или иначе, но оппозиция за сотрудничество в Системе, а Система за свое самоубийство, может ли быть что-то более парадоксальное? Но это тот мир, в котором мы сегодня живем.

При этом кто-то может не согласиться с определением путинско-собянинской власти как мафии. Посчитать за метафору. Ведь она плитку кладет, платит пенсии (хотя и крадет их тоже), устраивает конференции, посылает дипломатов на переговоры. Ну, так и в Палермо мафия тоже успешно решала задачи управления.

Вот, например, крылатая цитата из романа «Сицилийский специалист» Льюиса Нормана:

«Сицилия привела в порядок свои дела и принялась наслаждаться мирной жизнью, процветанием и братской любовью. Послушные и невероятно трудолюбивые крестьяне вернулись к работе, безропотно проводя в поле по двенадцать, четырнадцать или шестнадцать часов в день. Профсоюзных же лидеров, которые попытались вмешаться, сначала предупредили, а потом тех, кто продолжал настаивать на своем, быстро и тихо убрали. Церкви были переполнены. Мелкое воровство ушло в прошлое: туристка, забывшая сумку на столике в кафе, находила ее на следующий день на том же месте. Владельцы лавок перестали обжуливать покупателей. Проститутки приобрели куда более привлекательный вид, чем в голодные послевоенные дни. Во время церковных праздников устраивались религиозные шествия с бесплатной раздачей макарон».

Не кажется, что это все очень похоже, включая новеллы про профсоюзы, про «трудолюбивых крестьян» и даже про раздачу макарон?

Профсоюзы в России задавлены, так что  практически не существуют. «Трудолюбивые крестьяне» — в России огромная степень эксплуатации за мизерные зарплаты. «Раздача макарон» — в России полно распродаж некачественного продукта, от которых по незнанию недавно чуть не помер финский мальчик. А потом и финская мама посмотрела на больницу в Волочке, куда сына поместили спасать, и тоже чуть не померла от ужаса.

Но в отличие от палермской мафии российская не справилась с проблемой роста ВВП и с увеличением занятости. Все цифры про рекордно низкую безработицу в России скорее всего бесстыдная ложь и пропаганда, несмотря на победные реляции. Просто если Париж стоит мессы, то регистрация на бирже труда в России не стоит денег на проезд к ней на общественном транспорте. А инвалиды боятся туда заходить, потому что там их могут лишить инвалидности и отобрать пособие. Мафия в России уверенно ведет свое медианное население к бедности, общество — к фашизму, а страну — к конфронтации с передовыми странами и распаду. Да и сумочку вам лучше не оставлять в путинско-собянинской России.

И в это время мы демонстрируем желание с ней сотрудничать.

Прагматичный коммунист (это тоже как бы оппозиция) Вадим Кумин, из прошедших фильтр, призвал особенно не волноваться и не раскачивать лодку. Он и коллеги если в Мосгордуму пройдут, то якобы создадут экспертную площадку для всех, кого мафия нагло бортанула, и либеральные эксперты смогут спокойно обсудить и поспорить насчет благоустройства детских площадок во дворах. Единый фронт со сталинистами — вот оптимальный результат, который можно получить в результате эволюционных, а не революционных процессов.

Бывший главред перестроечного журнала «Столица» Андрей Мальгин (депутат Моссовета в 1990 г.), ныне находящийся в эмиграции, сделал важное свидетельство по поводу сегодняшних акций оппозиции:

«Акция очень впечатляющая. Прекрасная акция. Важная. Но если ее целью было добиться регистрации оппозиционных кандидатов, то она явно не будет достигнута. Невозможно представить, что власти пойдут на выполнение условий ультиматума, тем более ультиматума, озвученного Навальным. Никого они не зарегистрируют. Для них это теперь дело принципа. Лично я участвовал в полностью свободных выборах в Моссовет в 1990 г. Регистрировали без сбора подписей, при подсчете на участках мог присутствовать любой, в Москве не было ни одного случая фальсификации. Результат: победила оппозиция. Путинцы об этом помнят и пытаются избежать».

Мальгин в общих чертах прав: «путинцы об этом помнят…», но он упускает такую вещь, как сильная политическая мотивированность в 90-х. Тогда происходил демонтаж коммунизма, Советского союза, Берлинской стены. Это все были эпохальные задачи, требующие чрезвычайных усилий и убежденных людей. А сегодня что? Не пустить собянинских, чтобы прошли навальновские? Я — всем сердцем за навальновских, но разве этого достаточно? Можно ли такой результат сравнить по значимости с декоммунизацией, разгромом КГБ и т.п.? Можно ли этим зажечь пожар перемен, которых я жду? Это все равно что «чижика съесть».

Но, на самом деле, это не критика нынешней оппозиции — критиковать мы все горазды, — а попытка обнаружить выход из тупика. Очевидно, нам всем нужно не только бороться за представительство в политике, но и за саму политику.

Не только за власть, но и за то, что с ней делать. Иными слова, необходимо ставить и решать задачи, соразмерные 1990-1991 годам. То есть презентовать революционную программу (революция может быть и мирной) с политической, экономической и социальной составляющими, созвучными с чаяниями населения.

Уже сейчас видны ее контуры.

Прекратить противостояние с Украиной и Западом как съедающее наши ресурсы. Так это народу и объяснить: противостояние съедает наши ресурсы и поэтому нам необходим мирный план. Предложить обнулить путинскую агрессию, а «Крыму» стать интернациональной международной зоной гуманности и свобод под присмотром международного сообщества. Наметить реальные пути экономического роста, понятные людям, доходящие до каждой семьи. Презентовать программу реальной занятости и защиты труда. Конкретный план по обеспечению роста доходов медианного населения. На оплату жилья и еду должно хватать всем, а на яхты — по конкуренции. Предложить новую налоговую политику, освобождающую частную инициативу мелкого и среднего бизнеса, но не угрожающую рынку и бюджету. Приступить к разработке новой конституции, которая не только бы гарантировала естественные, данные Богом или Космосом права человека, свободные выборы, но в которой был бы заложен и предохранитель от их «порчи».

За эту программу, представленную на разных уровнях политических притязаний — от села до столиц, — стоит побороться.

Фото: 14.07.2019. Акция в поддержку независимых кандидатов в депутаты Мосгордумы в Москве. AP Photo/Pavel Golovkin/ТАСС

Loading...