Инструктаж в Кремле

Июль 4, 2018 3:45 пп

Инна Сергеевна

В Кремле шёл инструктаж режиссера, вежливые люди ласково просили:
— Послушайте, Александр Николаевич, что вам стоит, напишите, потребуйте от Порошенко отпустить Сенцова, м… А мы с вами потом снимем ряд патриотических картин, и не только. Мы же всё равно тут работать не дадим, если откажете. Нам не отказывают… Вы поймите, мы законов понапринимали под мундиаль, народ в сентябре протрезвеет и нас на вилы поднимет, рейтинг стремительно падает, осень с обострениями — на пороге, нам нужна патриотическая картина мощная, это должна быть всем картинам картина, яркая, берущая за душу, вот вы смотрели «Броненосец Потёмкин»? Нам надо, в общем, так чтоб про царя, чтоб царь он — на белом коне, добрый, как Сталин, красивый, как Гитлер и справедливый, как Садам Хусейн. У нас в стране — разброд и шатание: пятоколонные предатели снимают какую-то похабель и шатают устои, будто царь с профурами какими-то организмами дружил, балагурил и проедал бюджеты. Нам нужна серьёзная картина про царя, который как раб на галерах, который сам свалку убирает, краны ржавые чинит пенсионерам, по мостам керченским катается, и детей в живот целует, и амфоры со дна достает, и с журавлями летает, о народе ратует, не спит, не ест. Деньги — не вопрос, мы сейчас в бюджете упразднили за ненадобностью статьи расходов на учителей и врачей, пенсии отняли, НДС подняли, заплатим по прейскуранту, но народ должен ахнуть и навзничь полюбить царя… У вас будет куратор это полковник Миркин.

— Значит… эпизод первый, царь идёт по полю, он сеет рожь, в глазах его — слёзы, вдалеке стоят поселяне и поселянки с георгиевскими лентами, они поют вместе с Газаевым и целуют землю, по которой идет самодержец. Он отдаёт им свой золотой камзол, скипетр, папаху, айфон и целует всех поимённо, вручает сухпаёк и сто фронтовых грамм.- Полковник Миркин поправил папаху и саблю, откашлялся и добавил. — Потом на белом коне уезжает в закат. Отдельно будем снимать сцену, где царь мироточит, целует грудастых доярок и пескоструйщиц в макушку.

Сокуров дал понять, что такое снимать он не будет даже за сто семнадцать миллиардов евро.

— Читай по губам, сука, или ты рисуешь чоткую империю с блекджеком и шлюхами, или мы тебя в Сибирь отправляем дауншифтить и в спину стреляем! — Усач сгрёб режиссёра в охапку, прохрипел в ухо позывные и уточнил.- Там должна быть эпическая сцена тушения лесных пожаров, спасения морских котиков, девушек с никольской от иностранных захватчиков и ветеранов. Царь такой с открытой, детской улыбкой, незлобливый, едет на танке с байкерами по моцареле и хамонам, машет приветственно разбитным разведёнкам и колхозникам, кидает людям ассигнации, в небе стерхи отдают ему честь, в траве — кузнечики, народ утирает рушником слёзы и крестит самодержца, прося поцарствовать еще лет сорок. За танками идут бородачи в рясах, эти замыкают колонну причиняющих добро, они поют псалмы и из специальных отверстий испускают духовность. Следом за ними едут гусляры и поют заздравную. Поодаль стоят грязные, нечёсанные лодыри — асоциальные деклассированные люмпены, это оппозиционеры. Они — против царя, лузеры и ничтожества, в руках они сжимают печенье госдепа и тридцать серебряников. Поскольку фильм — важный, у нас есть не совсем обычный консультант, аналог Ванги, она у нас- полковник ФСБ по совместительству, очень тонкие вещи нематериального плана советует.

К Сокурову подошла рослая дама и декларативно подбила итог:
— Тут тема такая, снимешь фуфло, карма — под снос.
— Ванга у вас какая-то не по феншую совсем.- Режиссёр напрягся.
— Какая держава, такая и ясновидящая, не кипишуй, камеру ровнее держи и снимай, поц мамин, я двадцать семь лет в МИДе работала, в глаза мне смотри.
— Ааааааааааааа….- Сокуров грохнул камеру об пол и заорал, что есть силы… — После самовыпиливания династии Рюриковичей, у вас — то треш-шапито при сатанисте кровавом Годунове и Шуйском, то лихие релизы Лжедмитрия и междуцарствия, когда на вашем престоле выжигал паяльником даже польский королевич Сигизмундович… То Минин и Пожарский опенэйры устраивают, то слабый на голову Миша Романов с водянкой страну к закату клонит, то ещё какая-то невнятная херня творится, да чтоб вас черти драли с такой историей! — Сокуров выбежал из зала и что есть мочи шарахнул дверью.

— Ничего, фильм, может, не снимет, но письмо написать должен. Договоримся. Куда денется. — Полковник сощурился и закурил.

Loading...