«и, с разрешения мамы, звал в альков…»

2399

Клиентке моей — 35 лет, совершенно роскошная леди, дыша духами и туманами, в свои тридцать пять мало того, что получила три высших, и является не только филологом, политологом и экономистом, дева купила себе в центре Москвы квартиру, построила загородный дом, воспитывает ребенка, ходит на пилатесс, доучивает японский и посильно излучает сексуальность.

Значит, по великому космическому закону подлости, в институте, где она иногда читает лекции, в свободное от бизнеса время, в ея галактику всасывается альфа-самэц сорока пяти годов от роду, такой лысеющий пузоносец, который рьяно начинает нарезать круги, томно дышать в загривок и склонять к соитию. Сначала фанфаронистый жуир стучал кастаньетами, причмокивал и крутил ус, выгибал томно бровки и, с разрешения мамы, звал в альков. Та стоически держалась, превозмогая греховные желания и поясняла, что можно дружить, безболезненно для организма и разговаривать на отвлечённые темы, играть на домбре, пить кипячёную воду в столовой, дабы не нанести урон бюджету альфа-самца .

Вихрастый корнет был непреклонен: пел бардовские песни, вытряхивая капусту из бороды, надрывно, смахивая слезы, читал Ахматову, обещал подарить звезду с неба и закат в Рязанской области, робко трогал за коленку и потом, дочитывая Есенина, таясь в библиотечных коридорах, оргазмировал.

Дева интеллигентно потную ручку с коленки снимала и внятно поясняла, что нет смысла носить по две гвоздики на работу ей и предлагать прогулки на троллейбусе в минус тридцать семь по Мордору, как нет смысла слать в фейсбуке сердечки и котят, перепощивать стихи Ренаты Литвиновой, рассчитывая на безудержный секс в лифте.

Дон Жуан в дерматиновых сандалиях не падал духом, говорил, что в маминой трёшке в Мытищах всем будет весело и уютно, он готов усыновить ребенка красивой фемины, её лабрадора и Поршкаен, готов лежать на диване в три смены и просматривать на порядок больше мотивационных роликов по успешному успеху и уже к лету заработать на первую поездку в санаторий. Даровитый балабол, дерзновенно тянущий свои конечности к красивым коленкам, вожделенно трясся и предлагал руку и сердце, уверяя, что только с ним не страшно одинокой красотке в кризисные лютые времена, ибо скоро — революция 17-го года, разброд, шатание и беспорядки, а на даче его бабушки в Рязанской области их не застигнет страшное разложение империи, там можно будет беззаботно медитировать на шести сотках, плести лапти при лучине и гнать самогон из соседских опилок. Когда, убрав в чулан жалость, девушка ответила резкое и чёткое:»Нет!» Завидный жених оскорбился, шумно втянул соплю и гордо сказал:» Я-то, в расцвете альфа самец с отдельной жилплощадью, в свои сорок пять устану ещё отбиваться от длинноногих юных моделей, а ты кому старая лошадь будешь нужна в свои 35 с прицепом?» У клиентки распрямились кудри, раздулись ноздри и отклеились ресницы.

О чем я? О том, что в понедельник мы с Екатерина Михайлова говорить будем про альфа-самцов. Звоните, пишите, рассказывайте.