«Гоните?..»

1128
Phil Suzemka:

ПОКА БЫЛ СНЕГ…

Лебедь оставил мотоцикл прямо на дороге, вошёл, обнюхался и сразу спросил:

— Гоните?
— Не глумней других, — ответил я, пододвигая ему табуретку.

Он сел, положил шапку возле миски с мочёными яблоками и, сопя, вытащил из ободранной папки листок. Сверху крупно было напечатано — «Протокол». Рядом Лебедь привычно пристроил карандаш. Потом он провёл ладонью по смятым шапкой волосам и подняв на меня глаза, сказал:

— Все гонют. Она ж уже по четыре двенадцать и, главное, краю ж не видно. Где тут не гнать… Нальёшь своей? А то морозюка такой, шо… И снех, главное…

Я кивнул и налил. Лебедь выпил и крепко хрустнул яблоком:

— Яблоки матка мочила?
— Бабуля, — ответил я.
— Хорошо, — проникновенно сказал Лебедь не то про самогонку, не то про закуску.

Потом решительно придвинул к себе листок со словом «Протокол» и сказал:

— Рейд будет. Полозок, как начальником поставили, совсем мозги потерявши. Был мент шо мент, теперь сволота последняя. Слухай сюда!

Лебедь перевернул листок и, тремя-четырьмя шарканьями карандаша изобразив Хутор, теперь тыкал в схему:

— К деду не носи. В сарай тоже. И у погреб не надо. На Хуторе места нема. Бачишь, план? Полозок — ён такой. Всё продумал. У его, знаешь, тёща теперь гонит.

Он посопел и, сунувшись ближе, пояснил:

— Махорку добавляет. Чуешь? Ну, нихто ж её не купляет! Глумных нема ж! Вот Полозок и взбесился. Рейд придумал. Но токо ты никому!

— Сука! — вырвалось у меня. — Махорку даже полицаи не сыпали!

— То полицаи… — меланхолично заметил Лебедь, показав себя человеком широких политических взглядов.
— А то тёща! — многозначительно добавил он же, как существо, познавшее самые горькие стороны жизни.

— Так шо ты лучче всё в снех, пока глыбоко. И следов нема и в хате пусто. В снех. И бак и змеевик. Токо чесноку от кобелей кинь, а потом следы замети.

— На нашу хату ты? — спросил я.
— Ну, вроде, я, — пожал плечами Лебедь. — Мы ж друззя?
— Тогда меж дровником и подвалом зарою, ничё?

Лебедь глянул в окно, оценил расстояние от дровника до подвала и надел шапку:

— Ну, нормально, я понял. За чеснок не забудь. Ни один кобель не найдёт.

Я налил второй стакан.

— Неудобно… — полувопросительно сказал он. — На службе ж…
— Серёга, мороз — не дай бог, — ответил я. — Вон яблоко. Закуси.

— Интересно, — держа стакан и глядя в окошко, негромко сказал Лебедь. — Со школы не помню, шоб во такой во снех был… Ну, будь здоров! Да обойдётся, я думаю. Шо мы — первый раз? Давай, а то мне ж ещё до ночи ездить предупреждать! А снех — сам бачишь…