«Где тут к мощам? Без очереди…»

1909

Олег Утицин:

«Святой чекизм…»

Цитата от Серг Митрофанов заставила вспомнить наиболее яркие вехи походов российского народа к Богу.

Во-первых, что не удивляет меня лично. Массовость обращения людей к молитве. Ну, советскому человеку при советской власти Господь был труднодоступен и запрещён по политическим мотивам. Если что не так, жаловаться надо было в партком и профком, БХСС.

Сейчас — некому. Уровень доверия Путина определяется всё растущими очередями молельщиков к святым мощам.

С надеждой, что Путин — далеко, а Бог всё же ближе..

Второе, что напрягает.

Как меняется облик богомольцев. Живу в святых местах, где бывали и жили Симон Канонит, один из апостолов Христа, и Андрей Первозванный, смотрю что за люди ходят к ним поклоняться. По дороге к жилью Канонита идут с опущенными лицами. Возвращаются с горящими очами, ищущими богохульство в любом, кто с ними вместе не побывал.

По пути обратно в жизнь пока взглядами испепеляют.

То есть, поставленная свечка и пробормотанная молитва уже избавили их от всего плохого в их жизни.

Я мальчиком был, когда отец меня привёл в пещеру, где жил Симон Канонит. Там ещё фрески были, написанные рукой Симона. При советской власти их соскребли, нынешние верующие залепили все стенки ужасной мозаикой и мелкими иконками…

Третье.

Будучи репортёром областной партийной газеты при советской власти, я очень с огромно неохотой выезжал в командировки в Московскую область. Разруха сёл и деревень. И церкви облупленные, переделанные под склады или библиотеки, в лучшем случае. Однажды в Феодосии с другом прогуливались по набережной и увидели удивительной красоты мечеть. Начали спорить — склад там или библиотека. Но советская власть непредсказуема в своём изуверстве — там психушка оказалось. С уведомительной дощечкой у дверей.

В России же, если и был действующий храм, зайдёшь внутрь, а на тебя со стен дядьки смотрят глазами членов контрольно-дисциплинарной комиссии ЦК КПСС.

Сейчас такими же глазами на граждан РФ глядят менты, пограничники и чекисты. Ты грешен тем, что ты уже есть…

Четвёртое

Церкви на Руси во времена перестройки начали восстанавливать бандиты. Люди типа Лужкова — чуть позже.

При советской власти на Иверской горе у источника святой воды в крепости Древней Анакопии жил дед, который помогал отдыхающим воду доставать из колодца и рассказывал, чего знал и понимал про эти места. Я, будучи 14-летним подростком, имел неосторожность спросить его — вот, дедушка, тут на ржавой табличке написано, что крепость — исторический государственный памятник государства, чего ж государство не реставрирует ничего?

Дед ответил коротко и сердито: «Кто его сюда пустит, государство  это? Тут дух Божий!…»

Года через три, при советской власти, прочёл заметку в советских СМИ, что деда того арестовали и посадили за нетрудовые доходы — жил, мол, на подаяния богомольцев, налогов не платил… Кстати, ведомством Андропова (КГБ) это дело было инициировано. Года три-четыре дед получил. Сколько не спрашивал у людей, больше его здесь никто не видел.

… Прошли годы. Приезжаю как-то в больницу к известному солнцевскому бизнесмену Сергею Михайлову — проведать и поинтересоваться подробностями недавнего обыска у него на даче…

Двухкомнатная палата. В комнате для беседы — иконок полно. Видно, что человек — верующий.

Он с ребятами своими и деньги на храм в этом районе Подмосковья пожертвовал.

— Которые у МВД отсудил? — спрашиваю.

Тут следует напомнить, что бизнесмена задержали в Швейцарии, как некоего Михася Солнцевского,  подержали там в застенках более полугода, в ожидании доказательной базы с российской стороны. Та не прислала ничего доказательного, фигуранта отпустили и он через суд выиграл возмещение за ущерб — около 600 тысяч долларов.

— Ну да, и из тех денег тоже, вот документы про благотворительность…

Звонят колокола

— А как обыск у вас на даче проходил, — спрашиваю, — если это не тайна следствия, конечно…

Ответ восстанавливаю по памяти. Рассказ был примерно такой.

«Спим с женой. Рано утром охранник врывается в спальню — мол, ОМОН через забор лезет на дачу.

Почему через забор, говорю, откройте им калитку. Одеваю халат начинаю спускаться вниз по лестнице, навстречу бегут автоматчики в бронежилетах, один из них пробежал вверх, потом спустился на пару ступеней и ударил меня рукояткой пистолета в затылок… И дальше побежали.

Долго искали деньги, наркотики, документы какие-то. Нашли только отцовский старинный патрон от охотничьего ружья в сторожке… начали собираться всей своей армией в пять автобусов — уезжать…

А мы с отцом дачные участки свои объединили, несколько гектаров, и я посреди, как человек набожный колокольню небольшую поставил… Как только эти за ворота вышли, я пошёл к колокольне и ударил в колокол, чтобы их дух злой выгнать отсюда… А они  подумали, что это сигнал к затаившимся лесах преступникам. Из автобусов выскочили, в кюветы попадали и заняли круговую оборону…

ХСС

Ребята из спецподразделений госбезопасности, чтобы грехи свои замолить обратились к божественному — приняли участие в восстановлении ХСС. Им предложили требуемые материалы заменить чуть ли не на пенопласт. «Ну нах,» — они сказали. И ушли с дорогого проекта.

Суверенный Господь 

Мне лично молиться почему стыдно? У Господа и так дел до фига, а ты его отвлекаешь, когда у тебя под твоей собственной задницей гореть начинает.

Стыдно.

О таких вещах заранее заботиться надо.

А заранее некогда.

Суета сует.

О детях надо озаботиться, об их будущем, поубивать кого надо, чтобы будущему не мешали.

И это замолить сходить по блату.

Другое не замаливать, а то и исповедникам жизни не видать больше.

Грехи наши тяжкие, Господи…

Где тут к мощам без очереди?…