«Флинна уже не спасти…»

1359

А что, собственно, нам в этой новости об отставке Майкла Флинна, советника Трампа по национальной безопасности?
То, что сработал классический принцип вашингтонской политики, где можно потерять кресло не столько за совершенный проступок, сколько за попытку его прикрыть или оправдать. Проще говоря, враньё похоронило шансы Флинта в Белом доме.

Коротко: Майкл Флинн в декабре, до инаугурации Трампа, поимел разговор с российским послом в Вашингтоне. Как он будет потом утверждать, это был разговор ни о чем, поздравление с праздником, светская беседа, ничего существенного.

Через пару недель в одном из СМИ всплывает ссылка на то, что в разговоре Флинна с Кисляком были упомянуты санкции против России. Вопросы о том, что конкретно обещал Флинн, задают на пресс-конференциях вице-президенту Пенсу. Пенс, которого Флинн в двух беседах убедил в том, что о санкциях речи не было, отстаивает честь Флинна перед журналистами и уверенно заявляет, что санкции упомянуты не были. То же самое до последнего момента утверждала в эфире Келлиэнн Конвей, еще один из близких Трампу советников.

Середина января. Выходит статья Вашингтон Пост о том, что разговоры иностранных дипломатов — Кисляка в том числе — рутинно отслеживаются и записываются американской разведкой. Поэтому есть запись телефонной беседы Флинн-Кисляк — и она свидетельствует о том, что о санкциях упоминали.

Согласно источникам разных СМИ, люди, прочитавшие распечатку этого разговора — она была предоставлена разведкой для ознакомления Белому дому — говорят, что высказывания были в достаточно обтекаемой форме, обещаний об ослаблений санкций Флинном сделано не было. Но факт искажения действительности Флинном стал очевидным.

Вместо того, чтобы тут же признать свою ошибку, Флинн начал ссылаться на то, что в суете декабрьских дел просто запамятовал и «не полностью» информировал вице-президента о своих контактах с российским послом.

Несколько конгрессменов тут же заключили, что Флинн представляет угрозу для Белого дома: его попытки скрыть от администрации суть контактов с зарубежным дипломатом делают его лёгкой добычей для шантажа. Флинну припомнили его поездку в Москву в 2015 году на годовщину России Тудей (до сих пор идет расследование финансовой стороны той поездки), как и еще один пример его «забывчивости»: утверждение о том, что его сыну не было выдано разрешение на доступ к секретной информации во время избирательной кампании. Опять же, вице-президент Пенс вышел с этими словами в эфир, опираясь на уверения Флинна, а правда оказалась иной — у сына Флинна такое разрешение было.

В общем, к концу прошлой недели стало ясно, что Флинна уже не спасти.

Потому что, что бы ни говорил Флинн Кисляку, провальным шагом было то, что Флинн сделал дальше: он начал об этом разговоре врать. А врать-то было не надо.