Девиации Харикова

Август 27, 2019 7:03 пп

Валерий Зеленогорский

Хариков — вдовец, его жена умерла для него десять лет назад, он отправил ее в Норвегию без права переписки, пришел он как-то домой и сказал супруге, что за ним идет охота, и ей надо съехать, чтобы у него были руки развязаны в борьбе за имущество, на которое посягают дурные люди, жена съехала, получает на карточку неплохую пенсию и учит китайский язык, а чтобы не сойти с ума, пьет зеленое португальское.

Сам Хариков живет в гармонии, дома за ним смотрят две женщины из ближнего зарубежья, экономка и врач-педиатр из Бишкека, они безмолвны, как камни на родовом кладбище.

У него есть девушка из Ростова Великого, она ходит в ботфортах и шортах из джинсовой ткани обрезанных до неприличного минимума с тоннелями в ушах, она была у него первой, после долгих лет посещения китайского публичного дома на Войковской, после путешествия по Великой Китайской Стене он перешел на отечественного производителя.

Варю он нашел на Рижском вокзале, она не поступила во ВГИК и плакала в буфете за чашкой кофе американо, он взял ее в дом, это был вариант «Маугли», он одел ее и обул и научил пить виски «Джек Дэниэлс», она считала его Буддой в третьем воплощении, сутками сидела дома в халате, курила траву и читала Пелевина, только одну книгу «Священная книга оборотня» а когда он приходил, она играла роль шпиона- лисы, которой по книге было 1500 лет.
Сам Хариков дома изображал генерала КГБ в отставке, курировавшего нефтянку, он ходил дома в полевой форме, в фуражке армии банановой республики, как у Шойгу и немецким кортиком времен второй мировой на голом бедре..
Был ли он ненормальным никто не знает, но педиатр из Бишкека давала ему маленькие шарики из дерьма сокола и он был доволен и даже весел. 

Первое лирическое отступление…

Есть люди верящие в свою безупречность, живот, лысина, вредные привычки… все нравится таким в своем отражении.
Еще в детстве голозадом Хариков себя очень любил, выйдет бывало на улицу с половинкой батона, а на нем натюрморт, сверху белорыбица, а снизу балычок и никому откусить не даст и еще объяснит страждущим, что не жили они хорошо и начинать не надо, другого бы побили, а его нет, у него старший брат был, здоровый бугай, гребец на каноэ-одиночке, руки у него были, как у кузнеца.

В школе Хариков учился хорошо, мамины продукты передаваемые прямо в педсовет обеспечивали и успеваемость и прилежное поведение.
Он настолько обнаглел к выпускному классу, что не знал даже правило буравчика и косинус с синусом, медаль ему не дали, неловко было даже маме, но аттестат был приличным, так он ушел со школьного двора уже законченной дрянью.

Но не может быть в одном человеке все плохо, если он не киношный монстр, была у него слабость, он любил читать, но ни одна книга не сделала человека лучше, но жизнь в чужих мирах, отвлекала его от желания множить зло, он в принципе желал всем добра, но не до конца был уверен, где оно лежит в его душе и часто путал, как электрики минус и плюс.

Глядя на него, сразу можно было понять ху из ху, он не скрывал свои недостатки и считал продолжением своих достоинств. Он много и часто думал о своем достоинстве, часто мерил его линейкой, следил за динамикой его роста, мерился с чужими достоинствами, поглядывая на чужие искоса и не всегда оставался доволен, так было с ним всегда.

Когда он вырос и стал работать, он всегда смотрел в ведомости на премию не в свою строчку, и если у коллег выходило больше, он своей премии не радовался, наслаждению мешал чужой результат.

Так и с женщинами было, какая бы у него раскрасавица не была в текущем моменте, ему всегда нравилась девушка товарища и он прилагал максимум усилий, чтобы завалить ее и доказать тем самым, что все женщины — проститутки, ему это часто удавалось, так как он использовал для этого не совсем достойные методы: подкуп, соблазнение косметикой (производство Италия) и колготками стран народной демократии (Польша,Югославия), очень эффективен был дорогостоящий алкоголь и финское Мальборо..
В общем он всегда был мудаком, но однажды все переменилось..

Хариков не всегда был таким, в детстве он был пионером, собирал макулатуру и пел в ансамбле Всесоюзного радио по управлением Попова, в солисты не вышел, сидел в баритонах и не кашлял, но душа его тянулась к прекрасному, он желал одну девочку-сопрано из Звездного городка, она была китаянкой, а папа ее был дублером первого китайского космонавта Ян Ливэя, когда Ян полетел, девочка уехала и Харикову остался на память только ее галстук и значок Мао Дзе Дуна с бабьим лицом.
Тяга к Китаю у него была наследственной, его мама работала в ресторане «Пекин» бухгалтером и много лет он поедал там после школы трубача, тухлые черные яйца и свиные ушки.
Так с годами он и доскакал до китайского публичного дома на Балтийской, где у него был большой подвал, арендованный китайцами под культурный центр для соотечественников, там они шили «Эскаду»и «Кавалли» и трахались в ночную смену, но только для своих, кстати швеи и дамы досуга были в одном лице, из русских там принимали только Харикова, начальника милиции управы «Свиблово» и одного отставника из ГРУ.

Но была у Харикова мечта, он хотел японку,

а японки были только в посольстве и корпункте газета»Асахи», но кроме Ларисы Рубальской, работающей там переводчицей его там никто не хотел, а он не хотел Ларису, хотя она очень милая женщина.

Но однажды ему повезло, он был на опере «Чио- Чио-Сан» в Большом и познакомился в очереди в туалет с одним мужиком, аспирантом-японцем из ИСАА и тот пригласил его к себе в общагу пить сакэ,, там и все случилось……. ….

P.S. Хариков очень волновался, ведь он ничего не знал о Стране восходящего солнца, кроме собаки Хатико, символа преданности и верности в Японии и это его подвело……
Продолжение следует..

Loading...