«Чем красивее женщина, тем богаче у неё муж…»

1452

 

Я так думаю, все неприятности в жизни, весь позор, начиная с банковских долгов и заканчивая нелепой смертью во время прыжка в Ниагару, происходят у людей по одной причине. От переоценки себя. Только от этого.

По этой же причине я добровольно взяла себе тренера. Всё гонюсь за какой-то красотой. Все же знают условия? Чем красивее женщина, тем богаче у неё муж. Хорошенько подумав, я решила начать с себя. Вдруг муж тоже внезапно разбогатеет?

Тренер назвал себя красиво — Олесей. Хотя многие по ошибке кричат ему «Андрей». Не могу судить… Хотя, раз я всё равно сужу…

Олеся эта похожа на драгуна в лосинах. Или на персонажа «лего». Есть такая серия «могучие минифигурки». Они смешные и похожи на бодрых идиотов. Олеся такая. Вся из кубиков, на голове глаза. Не очень красиво для женщины. И это не то, чтобы на мой вкус. А на всякий вкус.

Когда я ещё не выбрала тренера, а только о нём мечтала, я представляла рядом с собой красивого, атлетичного Рашида. Он просто худой и высокий. Фигура как у балерины. Ни разу я не видела, чтобы он в остолбенелом состоянии стоял со штангой и тягал веса. В отличие от всех этих качков – авантюристов. Нет в Рашиде этой дури. А есть то редкое стремление вверх, прочь от земли, какое бывает у юношей и Наоми Кэмпбэлл. Эстетически наши взгляды совпадали.

Вопреки этой логике я купила кубическую Олесю. Мне сказали, раз вы такая крутая и хотите максимального результата, слушайтесь её. Женщина поймёт женщину. Нет, были и плюсы. При Олесе я наконец начала приседать. Раньше очень стеснялась. Не понимала, как это правильно делать на людях, чтобы было не сильно навязчиво. А сейчас ничего. Отклянчиваю свою, утыкаюсь в чью- то полосатую задницу рядом.
Прогуливать я начала уже на третьем упражнении. Не знаю, как это называется, когда лежишь себе, а тебе на пятки кладут приблизительно три мешка сахара, и ты их туда- сюда тягаешь. Потом выпады, хождение по залу на полупопиях. Семеню, семеню, и поминутно, как погибающий, пытаюсь ухватиться рукой за молодое пробегающее тело.

При этом Олеся сиплым басом подбадривает:
— Не переживай. Не перекачаешься. Посмотри на меня. Моему мужу нравится, – а сама стоит и почёсывает усы. Хотя, по справедливости, попа у нее на голову выше моей и кажется, не собирается останавливаться в росте. Но всё равно… как по-разному всё-таки мы себя видим.
А про мужа я и сама сколько лет врала, пока этот сгусток лжи не материализовался.
На пятой тренировке я уползла по коврику для пресса прямиком в бассейн. Не помня даже, как оказалась на этом проклятом, самом нижнем этаже ада.

От отчаяния начала врать и хитрить. Бывало, приду в зал, распечатаю чек на тренировку. Отвернусь и съем его. Как бы и не было ничего. И ничего мне Олеся не должна. Потому что всё, что Олеся мне должна, мне на хрен не надо.

Но Олеся очень честный, хороший человек. И каждый день присылает смайлики со слезами. Ждет. А я не могу даже видеть её после всего того, что было. Детский кошмар.

Теперь я просто лежу дома и поднимаю ноги, как оно и задумывалось. Как меня и задумывали.