Как я люблю понаехавших буддистов с фарфоровыми зубами, которые напевно поясняют за много денег в центрах саморазвития, что есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь. * тут звучит чарующий проигрыш на клавесине*
Что, дескать, братцы, прошлого уже нет, будущего тоже ещё нет, не надо печалиться, вся жизнь впереди, вся жизнь впереди, эгегей, надейся и не жди вообще ничего, начерта оно не надо, сядь в позу лотоса и медитируй в дзене.

Пошли мы с министерством духов и каблуков слушать гуру и всяко посильно просветляться, мироточить и сеять свет.
Дедушка бодрый сидит в кресле, приехал он, понятно дело, как Ошо, с охраной, окружённый одалисками, на роллс ройсе, боголепный и очаровательный, и давай восемь часов воодушевлённо рассказывать, что есть сила момента, что все неврозы и страхи — прах, тлен, дурость несусветная, а можно балдёжно жить сейчас. Не стоит переживать, ибо только спокойная вода отражает действительность. Так то. Кто бы мог подумать.

Ирка конспектирует статусы из вконтакта, Ника говорит:
— Какой все-таки он мудрый, удивительный, не зря мы на сатсанг приехали, надо будет еще на Самуи слетать к нему.
— Обязательно слетаем, именно на Самуи, или в Тайланд, в Воронеже разбомбленном он же не будет проводить или в Ярославле, на который упала стабильность и придавила тот город к чёрту. В Кемерово ещё старику нужно поехать и там в красивых цветах напевно пояснить людям, что переживания их по задержкам зарплаты, да и любого рода тревоги за будущее это бред, здесь и сейчас же всё, чего там, как здорово, что все мы здесь, а здорово не всем.
— Ты зря саркастично так кусаешь просветлённого учителя, он верно говорит.
— Ваш малохольный одуванчик к себе на виллу поедет и станет там нещадно мироточить в окружении подобострастных обожателей, делающих ему морковный фреш и массаж стоп, а вот Зина Аркадьевна из третьего ряда ещё двадцать три года будет выплачивать ипотеку и кодировать мужа от употребления боярышника, какое ей здесь и сейчас, свет моих очей? Здесь и сейчас есть для хипстера из первого ряда, который у мамы денег на билет взял, и марки есть, на Самуи будет, для студентки слева, ей мальчик билет подарил, чтоб она мозги ему не пилила, для от этой очаровательной женщины в холщовом рубище оранжевого цвета, которая почку продала и за учителем уехала, для роскошной роковой брюнетки сзади, которой муж олигарх разрешил медитировать и озадачиваться в её поместье двумя вещами: новым маникюром и длинной ресниц. А вот для чесальщицы мотального завода, собирающей деньги по миру на лечение своего ребенка или для человека, которого по политическим мотивам государственная машина пережёвывает, в назидание всем, гробя его будущее, какое здесь и сейчас, м?  — Раскраснелась я и сорвалась с петель.
— Инна, тебе надо успокоить свой ум…
Ну, тут началась поножовщина.