Я о себе. Только о себе.

В 1939 дедушка въехал на танке в Вильнюс.

После войны — в Румынию, потом — в Венгрию.

Думал ли он в чужих столицах, о том, что его правнук будет просить убежище в Германии?

Или думал только о том, что и правнука не будет, если не прокатиться танком по чужим городам?

Цена ли это? Достойная цена? Скольких правнуков просто не появилось на свет из-за того, советского танка? В котором горел в 1942… мог ли поднять свой полк? Как быстро бы был убит?

И бабушка. И маленький сын… можно ли подходить с моральными нормами к выбору убить или быть убитым? И какое всё это имеет отношение к сегодняшнему дню? Сегодня риски не те. А танки те же. И если уж дед виноват, то сегодняшние виноваты тысячекратно. Или дед виноват и в сегодняшних нас? Ели отцы кислый виноград …