«Жизнь — вовсе не повод для слёз…»

1205

 

Некоторые тексты вылетают легко, как дыхание. С этим — не так. Измучился, как роженица с неправильно расположенным младенцем…. хоть «кесарево» делай голове!

ВВЕРХ!
Дорога, блестящая от дождя, дугой упирается в облако.
Воняя бензином и дребезжа, автобус тащится вверх.
В нём три пассажира всего, включая врача-рентгенолога
(красивая женщина, кстати). Дождь кончился, начался снег.
Холодные пальцы с трудом извлекают из сумочки скользкое зеркало, она влажно дышит в него, стекло согревая. Туманится, значит, живая, но как же поблекла я! Что ж, губки подмажем, в глаза себе глянем
и скажем, диагноз не важен. И даже не нужен виновник — никто
не в ответе, что так коротка наша роль в этом вечном сюжете.
Среди персонажей присутствуют муж и любовник, отсутствуют дети.
Коллеги дополнят строкой мартиролог ушедших в расцвете. Цветов будет много. Подруга возложит букетик и ей станет плохо, но позже, уже на банкете в кафе придорожном ей станет получше, что тут же заметит другой рентгенолог, займёт у неё до получки, нальёт себе «Напареули» и скажет свой фирменный тост: жизнь — вовсе не повод для слёз, когда её видишь насквозь. Автобус подпрыгнул, наехав на бровку, и все в нём кивнули, почувствовав странный испуг. Раздвинулись двери, в салон залетел снежный ветер. Привычно ругая погоду,
шофёр объявил остановку:
— Бюро ритуальных услуг!
Никто не ответил.
— Вы слышите, женщина?
— Слышу… — она уже шла по проходу.
Простилась со всеми и вышла