Alexander Yanov:
Серия «Либеральная демократия. Есть ли у нее будущее?»
Часть 4
Мрачная получилась серия. От глобальной неуверенности в будущем, которым веет уже от обложки ФА (Foreign Affairs) с ее леденящим заголовком «Умирает ли демократия?» до Китая, пытающегося перестроить мир по своему авторитарному образу и подобию и до Восточной Европы, «объявившей войну свободе». А за кулисами еще и Трамп. И Путин. И самое, быть может, болезненное, хамская уверенность трижды победоносного в Венгрии Виктора Орбана, что отказало, не работает больше главное в арсенале демократии оружие – очарование ее «мягкой силы», как магнитом, притягивавшее людей даже в самых, бывало, замшелых, самых ретроградных уголках авторитарной вселенной.

И как бы ни бунтовала вся моя оптимистическая натура против такого мрачного финала, факты, которые, как говорил товарищ Сталин, упрямая вещь, возможно, и убедили бы меня в правоте Орбана, когда б не весть, пришедшая именно из такого, самого ретроградного уголка авторитарного мира. Весть, неопровержимо свидетельствующая, что магнитное притяжение Запада никуда не делось, что оно благополучно здравствует, что вопреки всем фактам, которые я же в этой серии и привел, ЖИВ КУРИЛКА! Тоже ведь, согласитесь, факт.

Настолько, мне кажется, важный, что решил я завершить серию именно на этой оптимистической ноте. Тем более, что, похоже, не мне одному так показалось, и я могу опереться сразу на две статьи в американской печати, в еженедельнике Time (Karl Vick) и в той же FА (Gregory Gause).

ВИХРЕВОЙ ВОЯЖ АРАВИЙСКОГО ПРИНЦА.
Можно было бы назвать этот стремительный вихрь, пронесшийся в апреле по Америке, беспрецедентным. За три недели наследник престола Саудовской Аравии (далее СА) Мухаммед бин Салман, МБС, как зовут его на родине, посетил пять штатов (не считая District of Columbia, где Вашингтон), четырех президентов США (трех бывших плюс Трампа), пять крупнейших редакций (включая Time), полдюжины миллиардеров и – шоу Опры Винфри. Говорю же, вихрь.

Прецедент, однако, был.

Я имею в виду Никиту Сергеевича Хрущева (НСХ), точно так же промчавшегося по Америке в сентябре 1959 года. Разве что хрущевский вихрь продолжался на неделю меньше, и встречался он главным образом с фермерами (отсюда ведь и пошла его знаменитая кукуруза).

В обоих случаях стремительный вояж вызван был острой необходимостью. Американцы не любят СА так же, как не любили в пору «холодной войны» Россию. Не забыли, как в 1970-е, во время израильской войны Судного дня, СА ввела нефтяное эмбарго, заставив американцев часами стоять в очередях за бензином. Не забыли и что СА родина ваххабизма, и что 15 из 19 террористов-самоубийц, обрушивших в 2001 башни-близнецы в Нью-Йорке, были саудитами, и замыслил это злодейство тоже саудит бен Ладен.

А в 1959 помнили в Америке и страх атомной войны при Сталине и то, как при сигнале тревоги прятались под парты первоклашки. Так или иначе, и МВС и НСХ преследовали одну и ту же цель: рассеять, насколько возможно, в умах американцев кошмар прошлого. Но здесь сходство кончается. НСХ принес им весть, что со сталинской конфронтацией покончено, атомной войны не будет и мирное сосуществование – всерьез и надолго. Весть МБС была совсем другая: «мягкая сила» Запада жива, зов модерна разбудил и задворки средневековья и, если Америка его поддержит, обретет она на Ближнем Востоке еще одного, наряду с Израилем, надежного союзника.

И для этой цели трудно себе представить более обезоруживающий вопрос, нежели тот, с которым обратился МБС к художнику, писавшему в отеле его формальный портрет – в тяжелой церемониальной мантии и в традиционном арабском платке – «могу ли я, наконец, от всего этого освободиться?

Освободился. И перед публикой предстал дружелюбный гигант, с головы до пят европеец, – в галстуке (а потом и без галстука), тараторивший по-английски с такой страстью, что его приходилось останавливать. И после нескольких минут беседы многие из собеседников забывали, что приехал этот человек из средневековой страны, которую он лишь намерен привести в современный мир.

НЕМНОЖКО ИСТОРИИ
СА совсем молодое государство, чуть старше Израиля. До 1918 года Аравия, как и весь Ближний Восток, принадлежала Оттоманской империи. Балканы тоже ей принадлежали, но ко времени первой мировой Сербия, Черногория, Болгария и Румыния сумели добиться независимости, а арабы не сумели. И когда война добила империю, остались, если можно так выразиться, бесхозными. Англия и Франция получили временный мандат на управление историческими частями бывшей империи, Палестиной и Сирией. А про СА, которая большей частью пустыня, забыли. Она так и осталась бесхозной (кто же мог в 1918 предвидеть, что скрыты под ее песками баснословные богатства?)

Там бродили средневековые племена, воевавшие между собой за обладание единственным тогда богатством страны, древними городами Меккой и Мединой, родиной Магомета. В 1932 году овладел ими князь Ибн Сауд и провозгласил королевство Саудовскую Аравию, своего рода семейное прото-государство, напоминавшее Киевско-Новгородскую Русь. Только, в отличие от Руси, СА сумела положить конец постоянным междукняжеским войнам (и не понадобилось ей для этого ни варварское нашествие, ни двухвековая «татарщина». Это я свожу старые счеты с евразийцами, утверждающими, что «без татарщины не было бы России»).

Управлялась СА предельно просто: все министерские и губернаторские должности были распределены между многочисленными сыновьями Сауда. Король считался первым среди равных. Государственные решения принимались консенсусом. Так было и во втором поколении, когда власть перешла к внукам Сауда. Знатоки Ближнего Востока, и в их числе автор статьи в FA G.Gause, ожидали, что эта первобытная семейная идиллия так и будет продолжаться. Они ошиблись, как он признал. Но не поняли, в чем их ошибка.

Между тем, первый сбой семейного консенсуса произошел еще при Сауде, когда в начале 1960-х наследный принц Фейсал оспорил первенство уже дряхлого короля. Публичный скандал, конечно, был уже тогда. Но конец ему положил семейный совет, сместивший в 1964 короля. И трактовался этот эпизод не как предвестье будущих перемен, а напротив, как торжество консервативной идиллии.

ФЕНОМЕН МБС
Перемены разразились, когда избранный семьей в 2015 году 80-летний король Салман в обход традиции назначил наследником не кого-нибудь из 60-летних внуков Сауда, а своего сына МБС, которому и 30 лет тогда еще не было. Иначе говоря, перескочил через все третье поколение. Семья, конечно, заворчала, но скандала не произошло. Никто не решился оспорить неограниченные полномочия молодого наследника.

Знай знатоки Ближнего Востока хотя бы средневековую историю России, эта перемена не застала бы их врасплох. Ведь и в ХV веке семейный консенсус оказался неконкурентоспособным в современном ему мире. Назрела эра единоличного лидера, того, что в европейской историографии называется абсолютной монархией. Отсюда и феномен МБС – с точки зрения предложенной мной парадигмы во всяком случае. В известном смысле он и есть, я бы сказал, мой герой, молодой Иван III – в Саудовской Аравии XXI века (со всеми, разумеется, вытекающими из пятивековой разницы поправками).

Не либеральный демократ безусловно. Но модернизатор, и этом смысле западный человек. Традиционализм ему чужд. И власть ради власти, по его словам, отвратительна. И если б ему нужно было выбирать между, скажем, либеральным ЕС и диктаторами-популистами, как Орбан или Путин, он без сомнения выбрал бы ЕС. И со своим традиционалистским духовенством ему еще предстоит воевать. Пока что он его укротил (религиозная полиция убрана с улиц саудовских городов) и переориентировал на борьбу с шиизмом (Иран оно ненавидит). И дров он, конечно, по неопытности еще наломает (уже, как мы увидим, наломал). Но и ошибки его будут не ради укрепления своей власти, а во имя модернизации своей страны.

«ВИДЕНИЕ 20З0»
Непосредственным поводом для неожиданного решения короля Салмана в мае 2015 сломать традицию было, конечно, чрезвычайное для экономики СА событие. Цена на нефть, становой ее хребет, драматически обрушилась. Ошиблись аналитики. Думали, что удержится в обозримом будущем цена на уровне, по крайней мере, 100 долларов за баррель, а она упала вдвое. Потом приподнялась, но было ясно, что к прежним заоблачным уровням, позволявшим правительству продавать населению газ, электричество и бензин по символическим ценам, практически даром, не вернется она уже никогда. Валютные резервы королевства снизились до опасной отметки. Оставалось полтриллиона, мизер по саудовским меркам. Короче, обойтись без непопулярных реформ было невозможно.

Королю пришлось выбирать между недовольством семьи и недовольством населения. А население в СА очень молодое. Это мягко выражаясь. Да, МБС молод. Но 7 из 10 его соотечественников моложе его. В преддверии непопулярных реформ лучше иметь во главе правительства человека, который говорит на языке большинства. Таковы надо полагать, были соображения короля, когда он в мае 2015 принимал свое сенсационное решение. И он не ошибся. МБС стал кумиром саудовской молодежи.

Да, цены на газ, электричество и бензин были повышены и 5%-ный налог на все коммерческие трансакции был введен, но в рамках грандиозной программы возрождения страны, которую МБС назвал «Видение 2030». Главными пунктами в ней были освобождение от «нефтяного проклятия», диверсификация экономики; приватизация государственной промышленности; борьба с коррупцией (которая и впрямь стала бичом СА) и отмена религиозной цензуры.

С пунктом третьим этой программы связана самая знаковая (если не считать разрешения женщинам садиться за руль), акция трехлетнего правления МБС. «Это был бескровный государственный переворот», говорит бывший американский посол в СА Фримен.

Нечасто случалось роскошному отелю Риц Карлтон в Риаде, столице СА, становиться тюрьмой. В ноябре 2017 случилось именно это, когда сотни самых богатых граждан королевства, включая принцев крови, миллиардеров-бизнесменов и высших государственных чиновников были заключены в нем по обвинению в коррупции, но без предъявления официальных обвинений.

О том, что произошло в отеле до сих пор гадает вся мировая пресса, хотя сам МБС беспрерывно объясняет всем и каждому, что ничего особенного не произошло, просто крупнейшие коррупционеры страны решили внести свой вклад в «Видение 2030». Добавляется, что Его Величество король Салман не раз обращался персонально к этим людям с просьбой добровольно поучаствовать в возрождении отечества, но, к сожалению, безуспешно. И, конечно, заверяет всех МБС, что акция была одноразовая, что частная собственность в СА священна и что отныне коррупция будет под жестким контролем, во всяком случае все задержанные письменно пообещали впредь вести себя как примерные джентльмены. Как бы то ни было, их разовый вклад оценивается в 100 миллиардов долларов.

Мировая пресса, понятно, относится к этим объяснениям скептически. Большинство сходится на том, что это была акция консолидации власти, преследовавшая цель показать, кто в доме хозяин. Что-то вроде ареста Ходорковского и разграбления Юкоса, только без гаденького лицемерия и подличанья, как проделал это в России Путин. В этом смысле пресса отдает предпочтение честному вымогательству МБС, если можно так выразиться. Тем более что такой видный эксперт, как G.Gause, утверждает, что ни малейшей нужды в консолидации власти у МБС в 2017 году давно не было, бросить ему вызов не осмеливался никто. Так что загадка остается.

РОБИН ГУД?
Но если в мире вся эта история в Ритц Карлтон повредила репутации МБС, то на его популярности у населения СА не сказалась она никак. Напротив, поползли слухи, что вся эта операция понадобилась МБС для того, чтобы, изъяв деньги, украденные у народа коррупционерами, раздать их народу. И хронологически она и впрямь совпадала с введением т.н. «Счетов гражданина», предусматривающих ежемесячные чеки из госбюджета каждому саудовцу среднего и ниже достатка. Причем чеки, с лихвой покрывающие недавнее повышение цен на газ, электричество и бензин.

На самом деле никто не знает так это или не так. Но саудовцы, как всякий другой народ, хотят верить в Робин Гуда у руля страны. Тем более, что очень странный был этот Робин Гуд: одной рукой залезал в карман населения, повышая цены на предметы первой необходимости, а другой, – раздавал подарки. Отсюда и слухи. У МБС, мол, не было денег на введение «Счетов гражданина», вот и пощипал коррупционеров в Ритц Картлон. Двух зайцев достал одним выстрелом. Так или иначе, репутация МБС в массах выросла в результате этой сомнительной операции.

А саудовской молодежи никаких слухов и не нужно было. Она празднует новую свободу. Прежде всего от религиозной полиции и религиозной цензуры и секуляризацию культурной жизни. По всей стране открылись кинотеатры, где, за неимением своих, демонстрируются голливудские фильмы. Приглашаются иностранные звезды и устраиваются музыкальные концерты. В университеты приглашаются американские и европейские профессора. Совсем другая жизнь началась у молодежи. Особенно у женщин.

Капитальной реформой было разрешение женщинам водить машины. Последствия огромные. Сотни тысяч таксистов, главным образом иммигрантов, лишились работы. Миллионы часов, которые тратили мужчины, на сопровождение своих жен, матерей или сестер в магазины, на аппойнтменты к докторам и всякие другие нужды, сэкономлены. Людям в развитых странах не понять степень свободы, которую обрели, сев за руль, женщины СА. Вот вам и аравийский Робин Гуд.

ОШИБКИ
Связаны они были, возможно, с политической необходимостью как-то расплатиться с духовенством за его уступки внутри страны. Резкая – и опрометчивая – активизация борьбы с Ираном по всему периметру Ближнего Востока привела к внешнеполитическим осложнениям. Бойкот Катара, пытавшегося лавировать между СА и Ираном, с энтузиазмом поддержанный Трампом (тот даже успел твиттнуть, что это «начало конца ужасов терроризма») ни к чему не привел. Как выяснилось Трамп просто не знал, что именно в Катаре расположена крупнейшая военно-морская база США. Министр обороны Джеймс Меттис быстро положил конец всей этой истории. Вмешательство в гражданскую войну в Йемене против Хути, финансируемых Ираном, привело лишь к гуманитарной катастрофе в Йемене.

Действительно важный внешнеполитический результат, способный изменить всю обстановку на Ближнем Востоке – официальное признание Израиля СА, т.е. главой всего суннитского мира, – потребовало бы лобового столкновения с саудовским духовенством, на которое МБС пока не решается. Несмотря на то, что внешнеполитическая ситуация диктует именно это: у СА общий враг с Израилем – Иран – и общий друг – США. Но ситуацию внутри страны МБС, надо полагать, знает лучше нас. Должно быть время бросить вызов главному своему противнику, церкви, еще не пришло.

* * *
Но все-таки, несмотря на все ошибки и просчеты МБС, так же, как на то, что старательно хоронят демократию Орбан в Венгрии, Си в Китае или Путин в России, не сможете Вы, надеюсь, отрицать что само явление в аравийской Тьмутаракани этого бородатого чуда – неопровержимое ДОКАЗАТЕЛЬСТВО, что дух Запада веет, где хочет. Что, говоря другими словами, жив Курилка.

1) with James Mathis, 2) with Bill Clinton, 3) with Bill Gates, 4) with Richard Branson

 

 

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks