Последними пустят учёных и таджиков: учёных, чтоб знали своё место, а таджиков потому, что рай не рай, а листья убирать и траву красить всё равно кому-то надо.

PHIL SUZEMKA:
ONE-WAY TICKET

Раньше я в Рай не собирался. Во-первых, тут ещё дела кое-какие были, а, во-вторых, грехи. Да и неясно было: пустят — не пустят? Но теперь, похоже, я в этот самый Рай загремлю гарантированно. Вообще без вариантов. Вместе с остальными обитателями заповедника. Поэтому, хотелось бы разобраться в вопросе.

Самое главное: всю жизнь учили, что Рай сперва надо заслужить. Что Рай не резиновый. Что он вроде санатория в Геленджике: путёвок на всех никогда не хватает, на процедуры едут избранные, лежаки выдают по счёту, а остальные лечатся подорожником и поют про «Солнышко лесное», греясь вокруг костров у себя, в привычном советском аду.

Теперь концепция поменялась. Едут все. При такой логистике плацкартных не хватит: повезут в общих и, возможно, в столыпинских. Сколько до того Рая ехать — никто понятия не имеет, соответственно, дорога предстоит не простая. С собой, говорят, ничего брать нельзя, кроме крема «Спаситель». Поедем, как в армию: во всём грязном, рваном и ненужном. Тапки, халаты, песенники обещают выдать на месте. Тоже, как в армии.

А я знаю, что это такое! — ни черта хорошего: то тапками меняйся, пока свой размер не найдёшь, то халат ушивай, то крылья подгоняй, чтоб не гремели, то нимб сгинай, чтоб на ушах не висел.

И где высадят, непонятно. Если поедем со всеми остановками — Рай-Сортировочная, Рай-Восточная, Рай-Товарная, то ещё неизвестно, доберёмся ли до места засветло. Хотелось бы, конечно, сойти на Рай-Конечная, поближе к Воротам, но туда, как говорит весь мой опыт, повезут только начальство.

Первый месяц — мандатная комиссия, проверка характеристик, карантин, санобработка елеем, построения, марш-броски по кущам, сборка-разборка арф по секундомеру. Потом присяга. На присягу, как водится, приедут родители с дальних облаков, привезут чего-нибудь вкусненького. Ну, не знаю! — амброзии, нектара какого-нибудь (хорошо б, забродившего). Скажут: «Молись хорошо, защищай Рай, сынок, как твой дед его защищал!» И добавят: «Дембеля не будет!».

Но всё равно остаются вопросы.

Раньше, когда на Небеса попадали избранные, было посвободней. А теперь нас туда аж сто сорок миллионов разом заявится!

Это ж всех размести, каждого помой, у каждого крест проверь — никаких ангелов не напасёшься!

Так что, думаю, курсы ангелов сократят, будут выпускать досрочно. Летать научился? Всё! — иди работай.

А нас через Ворота будут пропускать партиями. Договорятся со смежниками: мол, придержите пока основной контингент в Аду и помаленьку наверх подавайте.

Сначала губернаторов, депутатов из «Единого Царства Божья», учителей (нас считать). Последними пустят учёных и таджиков: учёных, чтоб знали своё место, а таджиков потому, что рай не рай, а листья убирать и траву красить всё равно кому-то надо.

Так, помаленьку, сто сорок миллионов и втиснется. После чего главное — занять оборону, чтоб больше уже никто не пролез.

Fallout-фэндомы-Fallout-Other-Fallout-фанатское-2659350.jpg

Святого Петра аккуратненько на заслуженный отдых. Он, поди, и сам задолбался кобелём у Ворот торчать, пропуска спрашивать.

На его место Роскосмос поставить: калитку открыть-закрыть большого ума не надо, как раз по ним работа. И правильно выстроить работу с кадрами! Затребовать личные дела святых. Каждого допросить. Каждому объяснить, что ситуация поменялась. Двух-трёх оставить, остальных собрать в какой-нибудь не сильно нужный ковчег и спустить в ближайшую чёрную дыру.

Апостолов в обязательном порядке проверить на пятый пункт с личным досмотром у врача. Есть мнение, что некоторые апостолы только притворяются русскими, а на самом деле имеют еврейские примеси.

Но хуже всего с Богом. Прям даже не знаю! Ходят слухи, что раньше в Рай принимали всех подряд, без разбора. Только за святость и добрые дела.

До того дошло, что чуть ли не американцев с европейцами в Небесную Рать записывали! То есть, Бог показал себя бесхребетной скотиной. Такой, знаете ли, — «и нашим, и вашим». Куда это годится! Объяснить ему, что вводятся понятия «Райком», «Райсовет», а наш альфа-серафим теперь будет носить титул «Рай-Оно». После чего Бога сократить за непрофессионализм и служебное несоответствие.

Укрепив кущи, провести совместные учения с Силами Тьмы, где отработать вопросы защиты Того Света от несанкционированных вторжений Этого. Обменяться специалистами. Они нам Гитлера и Каддафи, мы им — Рогозина и патриарха. Объяснить, что светлей умов в православии всё равно нету. Райские яблоки раздавить адскими бульдозерами.

Правда, существует одна опасность. История предыдущих вариантов Рая (когда мы его ещё на земле строили) говорит о том, что только начнёшь его строить, как многие начнут рваться назад. Но есть решение. Помните, там какой-то «Дух мечется над водами»? Так вот! Чтоб он без толку не метался, Духа поймать, организовать ему полёты строго по периметру в целях отслеживания обстановки и борьбы с беглецами.

Кажется, всё можно предусмотреть, но осадок остаётся. Это я про мученичество. С мученичеством это уже какой-то шахидский Рай получается. То есть, с утра, помимо овсянки, на молочной кухне мне, как шахиду, будут выдавать талоны на вино и семьдесят девственниц.

bezbozhnik.jpg

С вином я разберусь, положим, а вот с дурами этими что делать? Получается, я её это самое… она, естественно, орёт; я, блин, целый день учу её всяким приятным штукам, на другой день просыпаюсь: глядь! — а она опять девственница и мне ей всё по новой объяснять, учить и показывать?!!!

Да пошла она, идиотка такая, на хрен! И остальные шестьдесят девять тоже! А нельзя мне просто подобрать из ада двух-трёх куртизанок покрасивше да поопытней? А то тоже мне! — обещали Рай, а я там, оказывается секс-коучем впахивать должен! Я против такого мученичества!

***

Да и вообще… Может, нам отобрать по спискам Форбса сто лучших людей России да и пускай они сами туда едут. Обживутся, осмотрятся, глядишь, и останутся до второго пришествия. А мы как-нибудь без них.

Нам туда не к спеху. И ядерные бомбы пускай с собой забирают. Бог, говорят, не фраер: быстро придумает, как их с бомбами соединить безопасно для остальных. А мы, услышав грохот и заметив вспышку, будем, крестясь, смотреть на небо и думать: «Опять Илья-пророк куда-то в своей колеснице поехал…»