«…заметьте, Геннадий Викторович: руководство время от времени меняется, а губы те же»

Декабрь 4, 2015 7:02 пп

MayDay

12279003_984029861657603_2276767558020321154_n
Зоя Гордиевич поделилась
Ксения Сар с Виктором Шендеровичем:

Привет от покойника (письмо Геннадию Хазанову) — середина нулевых

Геннадий Викторович Хазанов!

Гена!

Я с благодарностью вспоминаю время нашего знакомства и несколько лет, которые я провел бок о бок с тобой, но предмет разговора слишком важен, чтобы ностальгия останавливала руку, а повод слишком серьезен, чтобы разговор был приватным.

Поэтому придется все-таки на «Вы». «Ты» останется, я надеюсь, для частной жизни.

Из теленовостей, а потом из газеты «Известия» я узнал про Вашу лекцию в Международном университете, Геннадий Викторович. Услышал про Вашу готовность поцеловать «и в плечико и ниже» президента, если тот даст денег на реконструкцию Театра эстрады; услышал обращенный к молодежи призыв, ради будущего России, сотрудничать с властью, прочел пассаж про то, что «судьба российской интеллигенции подходит к своему естественному концу» — и, знаете, уже почти не удивился. Только огорчился: не за судьбу российской интеллигенции — за Вашу судьбу.

А удивился я раньше. Это было в декабре 95-го, когда, придя к другу Гене на семейный праздник, я обнаружил там генерала Коржакова и вице-премьера Сосковца.

Они были счастливы тем, что находятся в Вашей компании — Ваша дружба нравственно закрепляла их в демократической элите. Я прекрасно понимал, зачем Вы нужны этим господам, не понимал только: зачем они — Вам? Я даже спросил это, но Вы отшутились. Когда я дошел до ответа своими мозгами, то долгое время не хотел верить собственным выводам. Поверить — пришлось.

Мне кажется, что Россия, интересами которой Вы объясняли студентам свою тягу к носителям власти, тут ни при чем. Я думаю, все гораздо проще: бизнес. Невозможный без Коржакова и Сосковца в девяносто пятом, без Лужкова и Путина — сегодня. Конечно, это — правила игры, и не Вы их придумывали, но, коль скоро в эти игры Вы теперь играете в открытую и молодежь за собой зовете, давайте все-таки уточним репертуар.

Так вот, Геннадий Викторович: время лопахиных, о котором Вы упомянули в своей лекции, прошло, по моим наблюдениям, лет восемь назад; Лопахина давно «заказал» лакей Яша, и вырубленный участок пять раз сменил владельцев. А сегодня — время расплюевых — помните такого? он еще «Шамиля брал».

Расплюев и Сквозник-Дмухановский — вот кто сидит сегодня на раздаче льгот и распиле бюджета. Вот в каком репертуаре Вы заняты. И надо сильно зажмуриться перед поцелуем, чтобы этого не увидеть.

Кстати, насчет обещанного Вами целования Президента России в обмен на финансирование. Конечно, каждый выбирает для своего рта занятие по душе, но позвольте заметить, что это уже вопрос не только Вашей собственной репутации: Вы и Ваши товарищи по целовальному цеху так развратили власть, что она уже совершенно всерьез полагает: только эдакой губной работой культура с «социалкой» и должны добывать деньги себе на жизнь.

Но не у всех есть Ваши способности, Геннадий Викторович, а бюджет — один.

У меня нет вопросов к так называемой «политической элите» — у этих господ, за редким исключением, нет и никогда не было репутации, не о чем и говорить. Но бывшие властители дум — что делается с ними? Начнешь вспоминать любимые фамилии — такая тоска! Необцелованных плеч в руководстве страны почти не осталось. Причем заметьте, Геннадий Викторович: руководство время от времени меняется, а губы те же.

У девушек определенного разбора это называется «пойти по столам». Кстати, те из них, что поумнее, тоже легко убеждают себя и окружающих в том, что нашли у очередного спонсора массу достоинств. И вообще, говорят они, время такое…

«Властители дум» трутся в предбанниках власти или становятся властью сами, перерождаясь иногда вплоть до полной перемены лица — в буквальном смысле слова. Смотреть на это тяжело, и вдвойне тяжело, если происходит это с твоим другом.

Но речь не обо мне и даже не о Вас, Геннадий Викторович. Речь об интеллигенции, которую Вы давеча похоронили при большом скоплении молодежи. Мне кажется, Вы переборщили — и с диагнозом, и со своей компетентностью в данном вопросе.

Охота ли Вам было становиться эстрадной разновидностью Церетели, или так получилось само, не знаю, но стали Вы в новейшее время — именно ею. Гораздо талантливее, конечно, но в данном случае это — частность… В советское время такое называлось «видный деятель культуры»; номенклатура из творческих союзов, сидельцы у государственного пирога. Тогда в этом статусе находились Михалков, Грибачев, Налбандян, Хренников (список общеизвестный). Сейчас фамилии другие (частично), статус тот же. Но при чем здесь интеллигенция?

Как говорится в старом одесском анекдоте: Иван Абрамыч, либо снимите крестик, либо наденьте трусы. Нельзя говорить от имени интеллигенции и даже рассуждать об этом предмете в промежутке между двумя балыками — городским и федеральным.

Надо выбирать — не между балыками, а между двумя вариантами идентификации.

Ни в одном другом языке, кроме русского, нет слова «интеллигенция». В известном смысле это было (и есть) — самоназвание, попытка кристаллизации людей, исповедывающих некие идеалы и правила поведения, вот и все.

Среди этих правил всегда было — держать дистанцию с властью. Советовать ей, критиковать или поддерживать (в зависимости от убеждений), но никогда не припадать к плечу. Не становиться в очередь за куском.

Если Вы не считаете эти правила своими и с некоторых пор не числите себя интеллигентом — нет предмета для дискуссии, спасибо, что оповестили. Вот только хоронить оставшихся на этом берегу не надо, мы, с Вашего позволения, еще поживем.

Без федерального финансирования, но так, похоже, здоровее.

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ, писатель

Loading...