“Зачем встречаются-то?..”

15 июня, 2021 10:30 дп

Ирина Ткаченко

Ирина Ткаченко:

Включила новости телекомпании NBC. (Зачем, Карл? ЭнБиСи взяли интервью с Путиным, а вот-вот будет встреча, ну и полюбопытствовала; об этом чуть позже).
Раньше, днём в машине, я слушала пресс-конференцию Байдена об итогах встречи в верхах стран НАТО. Застряла в пробке и стала слушать. Как водится, комментировала (на удивление бессмысленные) вопросы журналистов, пока чуть не пропустила нужный поворот.
Просветилась: ни слова не было произнесено о сути встречи НАТО. Что обсуждали? Что решили?
America is back!
В каком смысле? В смысле «мы не Трамп»? И? Что сие значит?
Пришлось рыться в думающей газете, чтобы, наконец, допетрить, что НАТО вдруг пришла к осознанию проблемы под названием…Китай. Долго спали, но наконец-то.
Но если байденовская пресс-конференция не дала никакого представления о встрече НАТО, то о самом Байдене она сказала многое.
Трижды его спрашивали о Путине. И все, что можно было услышать – это то, что он, Байден, не ищет конфронтации с Россией, но готов к сотрудничеству, если Путин согласится сотрудничать, но вот если он не согласится, если не перестанет себя вести, как ведёт себя «в отношении кибер-безопасности и других вопросов» (каких, Карл? Каких?), то тогда он, Байден, Путину напомнит, где проведена красная черта, и скажет ему, что будет принимать меры.
(Что это было? Спросила я себя вслух в машине.)
Ещё один журналист вспомнил, что Байден однажды ответил на вопрос, считает ли он Путина убийцей, сказав «да». Вы все ещё так считаете? спросил журналист всё ещё на пресс-конференции, все ещё в Брюсселе.
Байден к вопросу не был готов вообще. Спотыкался. Делал паузы. В конце концов, что-то совершенно невнятное пробормотав, перешёл «к вашему второму вопросу».
Господи, ну скажи ты прямо: у меня встреча с этим лидером, мне нужно обсудить важные вопросы, вы что хотите услышать?
Или нет важных вопросов? Что в повестке дня двусторонней встречи? Зачем встречаются-то?
Ничего не ясно, кроме упоминания вскользь кибербезопасности. И «все члены НАТО меня благодарили», что я встречаюсь с Путиным. Это Байден поделился.
Понятно, что кибербезопасность – вопрос номер один. (Кто не был в музее шпионажа в Вашингтоне, по случаю посетите, там уже лет тринадцать, кажется, назад в последнем зале красочно описаны причины, почему эта безопасность должна вас волновать).
У Штатов её нет.
Обнаружить спустя 10 месяцев, что противник взломал все (все, товарищи, включая компьютерную систему департамента национальной безопасности) компьютерные сети государственных департаментов – это, надо признать, epic fail.
Через. Десять. Месяцев. Нашли. И не сами. Им позвонили со стороны.
On the plus side: судя по всему, – сообщил один из американских специалистов по хакерству, который знал немного больше о компьютерной безопасности, чем Департамент национальной безопасности, – взломщики не ставили целью нанесение ущерба. Они просто наблюдали за происходящим.
Спасибо и на этом.
Наблюдали. И посылали сигнал: we know where you live. Десять месяцев и сигнал-то никто не засёк.
“Байден выносит новое предупреждение Путину”, громко гласила надпись на экране телевизора, открывшая вечерние новости NBC. Придуманная, несуществующая новость о несуществующем предупреждении. «Новость» с пресс-конференции.
Подумать в эфире не успели.
Да и задуматься на минутку: какое предупреждение может вынести житель дома взломщику – после взлома всех замков, кодов и сейфов?
Поздновато “предупреждать”, n’est-ce pas? У вас уже гости и давно.
Байден идёт на встречу с Путиным в очень слабой позиции, у него нет в руках никаких инструментов, – сказал в эфире один республиканский эксперт.
Не потому ли группа по подготовке Байдена к встрече с Путиным – он встречался с американскими экспертами, хотел понять, как ему общаться с ВВП – хором отсоветовали Байдену устраивать совместную пресс-конференцию? Чтобы Путин его не затмил, не переиграл.
Цитата Байдена о Путине с сегодняшней пресс-конференции: he is bright, he is tough, and I have found that he is … a worthy adversary.
Let that sink in.
Вечерние новости NBC озаботились другим: своим интервью с ВВП.
Интервью взял корреспондент с придыханием и остатками британского акцента:
– Господин президент, вы – убийца?
Выражение лица корреспондента напряжённое. Ждёт чего-то.
Путин смеётся в ответ.
Каждый первый комментарий под этим вопросом в Твиттере:
Вы, телекомпания, какого ответа ждёте, аллё?
Впрочем, Кремль при ВВП всегда выбирает из длинной очереди страждущих на цыпочках взять у ВВП интервью самого слабого интервьюера. В том числе потому, что до интервьюера этот пойнт никогда не доходит.
Правы эксперты. Не надо совместных пресс-конференций.