«И Beatles, и Led Zeppelin — это все люди, на которых я учился»

Февраль 3, 2019 12:57 пп

Юрий Лоза

ОБ ОТНОШЕНИИ К ЮБИЛЕЯМ

— Я искренне считаю, что после 50 все эти юбилеи надо сворачивать. Когда у вас жизнь идет по нарастающей, планов громадье и вы собираетесь чего-то достигать, то, конечно, каждая веха значима, она стоит того, чтобы ее отмечать. Скажем, в моем случае уже написаны песни, я объехал всю страну, сына родил, дом построил, дерево посадил. Глобальных задач уже не осталось. И в 50 лет я дал пафосный концерт, записал его и решил с этого момента ничего активно не отмечать.

ОБ ОТСУТСТВИИ НОВЫХ ПЕСЕН

— Тут вот в чем дело. Я когда-то давно спросил своих подписчиков: «Ребята, вот если я сейчас начну выкладывать новые песни, вы будете платить хотя бы что-нибудь за скачивание — три копейки, пять?» Все в один голос говорят: «Нет, мы привыкли все получать даром, нас интернет к этому приучил». А я ведь автор, композитор, аранжировщик, мне надо не только написать, но и сыграть, и спеть, пригласить музыкантов. А они тоже хотят кормить свои семьи. Поэтому мне сама запись обходится в определенные деньги.

Я и говорю:

«Ребята, я истратил кучу «бабок», чтобы создать контент, а вы не хотите заплатить три копейки, чтобы им пользоваться. Тогда пишите песни сами».

А я сочиняю, когда мне хочется, когда есть настроение для этого. К счастью, сейчас, получая пенсию, я имею возможность работать тогда, когда у меня к этому есть расположение, а не тогда, когда хочется кушать.

О ТЕМАХ ДЛЯ ПЕСЕН

— Всего в мире насчитывается порядка 30 сюжетов, на которые можно написать песню, а остальное — вариации. Если вы написали пять песен про несчастливую любовь, то будьте уверены, что шестая получится повторением пройденного. Еще сложнее с темой счастливой любви. Сколько песен вы можете написать о счастливой любви? Дай бог, одну, потому что там писать не о чем. Ура! Счастье!

Вот я написал 100 песен, то есть на каждый сюжет уже написано по три-четыре-пять песен. Для меня найти новый сюжетный ход, новую линию — это уже большая удача

Еще один пример, почему приходится делать «для себя». Если я выкладываю в своих социальных сетях какую-то «шутку юмора», «ржаку», она набирает тысячу «лайков». Если выкладываю хорошую песню, она набирает 20 «лайков». Люди перестали слушать песни. А еще достаточно посмотреть, что крутится сегодня по музыкальным каналам…

О РЭПЕ

— Нет, просто людей приучили, что рэп — это песня, музыка.

«Я буду петь свою музыку», — объявляют они и исполняют рэп. Настоящий рэпер ведь не опускается до выпевания нот и сочинения стихов. Он рифмует и читает.

Если мы потихонечку отучаем наше население слушать песни, не рассказываем, что музыка имеет мелодию, гармонию, а вместо этого приучаем их стучать палкой по пустому бревну и кричать что-нибудь нецензурное, то со временем все начнут стучать палкой по пустому бревну и орать что-то нецензурное. Общество ведомо.

О ЦЕНЗУРЕ И ЗАПРЕТАХ

— Мы можем сделать совершенно конкретные шаги, и я давно их предлагал. Если можем, скажем, ограничить продажу алкоголя детям и подросткам, считая, что алкоголь разрушает их здоровье, то почему бы нам не поступить также с культурой?

Уж коли мы понимаем, что мат, призывы к насилию или сексуальной вседозволенности вредят здоровью нации, то надо запретить до определенного момента потреблять этот контент. Мало того, продавать его надо тоже в определенных местах

У нас существуют законы, которые мы можем применить в данном случае. Если человек употребляет в своих концертах ненормативную лексику, пусть делает это в специально отведенном месте. У нас же есть гей-клубы. Пусть тогда и для мата будет определенное место, и возраст посетителей должен быть ограничен, потому что это влияет на их нравственное здоровье. Мы не можем запретить людям петь или слушать, но ограничить их влияние на окружающих можем. Мы же ставим отдельную курительную комнату в аэропорту, чтобы к остальным не попадал дым. Мы не должны прятаться от матершинников, если нас раздражает мат. Это они должны прятаться от нас.

Плюс к этому, наша медийная система должна подключиться к формированию вкусов. Если раньше декларировалось, что мы будем искусством поднимать наших зрителей и слушателей, и наша медийная система этим занималась, приучая к хорошей поэзии, хорошему кино, хорошей живописи, то сейчас она движется в обратном направлении. Последние 10–20 лет она движется навстречу низменным вкусам потребителей.

О РОССИИ НА «ЕВРОВИДЕНИИ»

— Скажите, почему я должен обсуждать чей-то междусобойчик? Никто не спросил ни одного жителя России, кого бы он хотел видеть своим представителем. Никто не спросил ни одного жителя России, что он хотел бы там услышать. Никто никого ни о чем не спрашивает. Ну вот собрался какой-то конгресс проктологов, и они выбрали от своего конгресса представителя на конференцию в Мозамбик. Зачем меня спрашивать, как я отношусь к этому проктологу, который поедет в Мозамбик?

Чужая страна, чужая культура, чужой английский междусобойчик. Ни один из наших представителей не представлял Россию ни разу. Ни Билан, ни Лазарев не представляли Россию.

Ну, «Бурановские бабушки», конечно, наши, тем более с гимном Удмуртии «Party For Everybody».

И вновь выйдет какой-то товарищ, у которого ничего русского, кроме фамилии, нет. Сейчас купят у американцев песню. Для чего это делается — мы прекрасно знаем. Песню купят официально по бумагам за миллион, а композитор — якобы иностранный — Леня Гуткин получит за нее сто тысяч. Остальное пойдет на распил. Номер будут ставить французы, одежду пошьют швейцарцы, текст напишут израильтяне. Ничего общего с культурой здесь нет, и никакого представления России нет.

У иностранных ребят есть задача победить. Скажем, если английский певец победит, то он самоутверждается, становится европейским артистом. Если русский артист побеждает в англоязычном конкурсе, он остается русским артистом.

Смотрите, французская певица Патрисия Каас приехала на «Евровидение», чтобы представлять французскую культуру. Спела песню на французском языке, заняла восьмое место и поехала в европейское турне. Дима Билан приехал, спел на английском языке, победил в конкурсе и поехал на гастроли в Сыктывкар. Потому что его никто не пустил в европейские звезды, не говоря уже о мировых. Смысла в победе нет никакого.

О КРИТИКЕ BEATLES И ДРУГИХ МУЗЫКАНТОВ

— Когда вы говорите такую фразу, вы сочиняете ее на ходу. Я ни разу не сказал плохого слова о Beatles. Я не критиковал их ни разу в жизни. Beatles были одними из моих первых кумиров. Первой песней, которую я спел на английском, была «Girl».

Если я когда-либо что-либо сказал о ком-то, то я всегда это аргументировал. К сожалению, мои аргументы никто не приводит.

Опять же, меня спрашивают, кого я сегодня слушаю, а кого — нет. Если я не слушаю сегодня какую-то группу, это не значит, что эта группа плохая. Просто у меня изменились вкусы. В любом случае, мое мнение — это только мое мнение.

И Beatles, и Led Zeppelin — это все люди, на которых я учился, рос. Я переслушал в свое время огромное количество музыки. Просто профессионалы слушают другими ушами. Гример смотрит «Песню года» и видит, где плохо наложен тон. А я не могу ничего с собой сделать — я всегда слышу уровень баса или количество реверберации, потому что просидел на студии за пультом более тысячи часов.

Каждая эпоха выдавала своих кумиров, и иногда они были в творческом и профессиональном плане ниже своей известности.

О ВЫРЫВАНИИ ФРАЗ ИЗ КОНТЕКСТА

— В последнее время я перестал обращать на это внимание. У меня однажды взяли интервью по поводу предыдущих «Евровидений», спросили, стоит ли послать Панайотова? Я ответил: «Почему нет? Хороший парень, голосовые данные замечательные, фактурный. Ему только надо написать соответствующую песню. Не кавер, а песню, которая бы ассоциировалась только с ним». На следующий день читаю во всех заголовках: «Лоза обругал Панайотова». Я звоню и спрашиваю: «В нашем интервью есть хоть одно ругательное слово?» Мне отвечают, что нет. «А почему тогда выдали в таком виде?» — спрашиваю. «А у нас один человек берет интервью, а другой пишет к нему заголовок. Заголовок должен бросаться в глаза. Вы же Лоза, вас ассоциируют определенным образом, вы же критик-ругатель», — отвечают мне. А потом я получаю сотню сообщений от поклонников Панайотова с негативом в мой адрес.

Простой пример — история с Гагариным. Я приехал давать интервью на «Звезду», мы говорили под камерами целый час. Один из вопросов звучал так:

«Кого из людей прошлого века, проживавших на территории Советского Союза, вы бы поставили на первое место?»

Я ответил, что, конечно же, Гагарина, потому что все правители и прочие «большие» люди были одними из, а Гагарин был первым человеком мира, он вышел за рамки советского. Но только, говорю, не надо сравнивать Гагарина с сегодняшними космонавтами — они там в бадминтон играют, живут по полгода, а Гагарин в ракете просто лежал. И журналисты взяли фразу «Гагарин в ракете просто лежал» и дают ее как заголовок.

Звоню на «Звезду». Они говорят, что дали такой анонс передачи. А когда пойдет сама передача? Вряд ли уже пойдет в эфир, мы не будем ее монтировать, нам скандала достаточно.

О ШУМИХЕ

— Любая шумиха, любая популярность должна быть определенным образом окрашена. Если тебя считают главным придурком, не думаю, что это хорошая популярность для любого человека. И я бы не хотел иметь такой статус к своему юбилею. И не хотел бы, чтобы мои фразы снова выдергивали из контекста.

(Анастасия Силкина, ТАСС, 01.02.2019)

Loading...