0_5a32f_885d7c29_XL
От Михаил Юдовский

В 90-х годах я познакомился с одной немкой из Западного Берлина (в принципе, Берлин уже был единым, но разница в архитектуре и менталитете еще прослеживалась), которая занималась переводами с русского и страшно увлекалась русской обсценной лексикой. Однажды, когда мы ужинали в ее прекрасной пятикомнатной девятнадцатого века квартире с эркерами и высокими потолками, ужинали водкой и парой-тройкой вегетарианских салатов, она, отважно хлопнув третью рюмку, поинтересовалась:
– Миша, а почему по-русски «я епу» и «я епат не хотель» значит одно и то ше? Веть это противоречит сепе.
– Ну… – вразумительно начал я, но она меня перебила:
– Постой, мошно я сама… Я думаю, это шертвенность. Не хотель, но… Это феномен. Делять сепе наоборот… Вопреки. И водка – это тоше. Из той же… объятий.
– Из той же обоймы, – догадался я.
– Да. Надо шертвовать, надо шить плёхо. Надо… ёпнуться. Я правильно говорю?
– Очень правильно, – подтвердил я.
– Тогда, – воодушевилась она, – давай еще випьем и… я епать не хотель.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks