f4d8ac8adc2c8526b6b4eff22e169047

Ольга Роева:

Невыносимо пережить крах за 5 минут до мирового признания.
И меня ещё наивно спрашивают, отчего я молчу…
На днях ко мне обратилось одно издательство. Не буду преувеличивать, я подпрыгнула от разочарования… Ведь всё это время, кутаясь в пальто на краешке холодной кровати, и выписывая при свете фонарика свои короткие романы, я ждала весточки от Нобелевского комитета. С другой стороны, пока ни одна моя книга не написана, можно конечно и подождать.
Дала издательству телефон своего директора.
-Алло, — говорю хриплым голоском,- да Ольга Роева готова с вами встретиться. Машину подайте на Ломоносовский.
Выхожу из такси, прислоняю интеллектуальный чемоданчик к парадной манишке. Взяла флэшку с рассказами, набор эскизов карандашом(для возможной обложки) и пару детских стихов. Ну, и возможные рецензии от Дмитрия Быкова и вдовы Л. Н Толстого Татьяны Толстой. Это уже в ночи, в последний момент писала. Чтобы облегчить коллегам задачу.
Редактор, а это конечно был немолодой мужчина, походивший больше на окаменелость, пригласил меня на «чашечку кофе»,как это называется у пьющих людей.
Сначала всё как будто бы было прилично. Зная, как скудна моя проза, на всякий случай подготовила редактору стишок, арию Фауста, пару историй из жизни Бунина. Всё было выучено.
И мы уже выпили на «ты». Но тут я стала замечать что- то странное в поведении редактора. Что-то такое… отдаляющее его от нашей литературной среды. Сейчас, когда я смотрю на это с высоты прожитых лет, и вспоминаю этот роковой для меня вторник, я прихожу к одному очень интересному выводу.
Если мужчина протягивает вам губы вместо руки, и без спроса начинает заниматься любовью с вашими пальцами, ритмично их сжимая и наглаживая, то скорее всего деловая встреча сорвётся. Заключать контракт с таким человеком не стоит.
Я нехорошо промолчала. Как всегда молчу. Чтобы потом было, о чем здесь рассказывать.
Из соображений такта, и чтобы не испортить чужой репутации, я конечно не буду обозначать личность редактора. Со свойственным мне спокойствием, в довольно мягких тонах я просто сказала ему:
— Андрей Васильевич Абакумов, сотрудник редакторского отдела издательства Олма- пресс, что за шутки? Зачем вы, Андрей Васильевич Абакумов, пытаетесь обслюнявить мне лицо?
Неужели, Андрей Васильевич Абакумов, вы один из тех стариков, которые лакомы до молодых талантов?
В конце концов, где вы учились логике Андрей Васильевич Абакумов? Где мужчины вашего года рождения этому учатся?
Ведь понятно, что если бы я хотела попасть в вечность через вас, я бы выглядела как-то получше. Не пришла бы в сиротском платье, сведя грудь на нет. Вы – пошляк, Андрей Васильевич Абакумов. А секс — для дурачков! Вы же еле ходите, вы посвистываете при разговоре, вы шумите в сердце! Так что, честь имею!
Андрей Васильевич Абакумов,сотрудник редакторского отдела издательства Олма- пресс, смотрел на меня, как застигнутая в дезабилье девица.
С обидным равнодушием меня попросили убрать со стола флэшку с рукописями, а также мои рисунки, папку с рецензиями и детскими фото.
На следующий день, трусливо, в коротком письме мне сообщили, что современная литература без меня не осиротеет. «Редакторская группа сочла недостаточным мастерство и харизму рассказчика».
Конечно, я не ищу в этих событиях связи. Боже упаси, быть такой мнительной. Но после этого случая, всё в жизни потеряло вкус.
В связи с этим, призываю всех молодых женщин поддержать меня в борьбе с сексуальным взяточничеством в литературе и в жизни в частности.
Никогда и ничего не давайте. В особенности тем, кто сильнее вас.
Если мне не изменяет память, эта фраза сделает меня бессмертной…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks