«Я уверен, что Луговой и Ковтун поместили полоний-210 в чайник в баре Pine …»

Январь 22, 2016 8:55 пп

MayDay

Дело Литвиненко — формулировки «я уверен» и «вероятно»

В выводах дознания по Литвиненко (см. ниже) судья использует две формулировки, «я уверен» и «вероятно».
Это не случайные фигуры речи, а вполне четкие юридические термины, отражающие стандарты доказуемости, использованные для того или иного вывода.
«Я уверен» означает, что факт установлен по стандартам уголовного судопроизводства, т. е. «вне всяких сомнений», с учетом презумпции невиновности. Иными словами, роль Лугового и Ковтуна доказана абсолютно бесспорно.
«Вероятно» используется в гражданском судопроизводстве, где презумпция невиновности не применяется, а выводы основаны на «балансе вероятности» (например, то, что говорит истец выглядит более правдоподобным, чем утверждает ответчик). Иными словами, если бы речь шла о гражданском иске Марины к Путину о компенсации за нанесенный ущерб, то она бы выиграла, однако, в уголовном суде он едва ли был признан виновным.
В данном случае эти различия — чисто теоретические, ибо и Путин и Патрушев, будучи государственными должностными лицами, имеют абсолютный иммунитет и в уголовном и в гражданском смысле. Во время заграничных поездок их нельзя ни арестовать, ни вручить повестку в суд. Что можно сделать в отношении Лугового и Ковтуна.

Из выводов лондонского дознания:
10. Я уверен, что Литвиненко не принимал полоний-210 ни случайно, ни с целью самоубийства. Я уверен, что он был умышленно отравлен другими лицами.

11. Я уверен, что Луговой и Ковтун поместили полоний-210 в чайник в баре Pine 1 ноября 2006 года. Я также уверен, что они сделали это с целью отравить Литвиненко.

12. Я уверен, что эти двое ранее совершили попытку отравления Литвиненко также с использованием полония-210 на встрече в компании Erinys 16 октября 2006 года.

13. Я уверен, что Луговой и Ковтун знали, что используют смертельный яд (а не «сыворотку правды», например, и не снотворное), и что они имели намерение убить Литвиненко. Я не верю, впрочем, что они точно знали, с каким химическим веществом имеют дело и какова природа всех его свойств.

14. Я уверен, что Луговой и Ковтун действовали в интересах других лиц, когда отравили Литвиненко.

15. Вероятно, что Луговой отравил Литвиненко по указанию ФСБ. Добавлю, что считаю вероятность этого очень высокой. Я установил, что Ковтун также участвовал в отравлении. Таким образом, я прихожу к заключению, что он также действовал по указанию ФСБ, полученному, возможно, не прямо, а через Лугового, но, вероятно, он это сознавал.

16. Операция ФСБ по убийству Литвиненко, вероятно, была утверждена Патрушевым, а также президентом Путиным.

Loading...