ЛИТЕРАДУРА. I am back.

СКАЗКА О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ.

Ролевая игра 1. Попытка самоидентификации.

Знаете, каким он парнем был? Пиз@ец каким! Как, впрочем, и его автор. Был красив лицом, статен и умен. Последнее, видимо, подтверждало то, что он «то жаловался по пустякам как девица, то бесстрашно скакал на лошади по скалам». Сейчас бы сказали, что он был в поисках своей сексуальной идентификации. То есть, поутру, он бы шлялся по гей-парадам, одетый в праздничное, расшитое пайетками, а под покровом темноты, отбросив флаги, обнажал мощный торс, выбитый татуировками, седлал железного коня и несся бы в светлое будущее с, какой-нибудь, группировкой «ночные шакалы». А в середине дня, чтобы как-то занять образующуюся пустоту, ныл бы на кушетке про одиночество и биполярный мир. Но времена тогда были не такие толерантные, да и, географически, все складывалось неподходящим для таких шалостей. Поэтому он игрался в свои игры.

Ролевая игра 2. Психопатия и вообще я доволен собой.

There was something in the air last night…
(квартет АВВА)

Изумительный квартет — Печорин, Максим Максимович, Азамат и Казбич — дополняет, и, я бы сказала, украшает дуэт Бэлы и коня Казбича Карагеза (почти Керогаза).

Роли распределены строго и навсегда. Максим Максимыч, вечно подслушивающий, подглядывающий и сплетничающий старый импотент, живущий чужой жизнью, и видимо подбадривающий этой жизнью свой давно утраченный задор. Печорин, рефлексирующий мудак, которому всегда скучно, всегда с выражением лица, как будто у него под носом кусок говна на вилке, Азамат — старший брат (читай владелец Бэлы) и Казбич — владелец коня. Жертвы избраны безукоризненно — баба и животное. Сейчас бы набежала толпа феминисток, Greenpeace и все ребята, и снесли бы весь веселый квартет с лица земли. Тогда… что там говорить… и Бэле и коню надо было родиться, хотя бы, лет на 180 позже…

Дальше начинается бартер в духе « Россия Молодая. 90-ые годы». Все обменять на все. Конь, Бэла, стадо баранов, не имеющее существенного отношения к повествованию, но путающее фабулу сюжета. И три бизнесмахера, морочащие друг другу голову. Куда отправились бараны не знаю, а Бэла оказалась у Печорина. Он с ней не спал, а просто зачем-то держал у себя, нес расходы и сбагрил ее на Максим Максимовича, живущего чужими страстями, который относился к ней как к родной дочери (об этом чуть позже). Казбич, то ли сожрав баранов, то ли потеряв их, то ли недосчитавшись коня, умыкнул Бэлу (вор у вора дубинку украл) и грохнул ее кинжалом на глазах у изумленной публики.

Прелестная NB от добряка Максима Максимыча (помним про родную дочь) – смерть, лучший для нее финал, так как она вряд ли смогла бы пережить охлаждение к ней Печорина. Даже наш советский детдом лучше таких названных родственников.

Ошибка, безусловно, возможна. Не исключена вероятность, что в результате дикого бартера Печорину достался не тот товар. Или не в то время суток. Он хотел шашлык, или скакать по скалам, а получил Бэлу. Возможно ее надо было доставить после обеда. Но Максим Максимович уже всем растрепал, и мы имеем историю в том виде, в котором имеем. Конечно, все бы еще долго всплескивали руками, роняли скупые слезы и рефлексировали, но тут все присутствующие случайно вспомнили, что они, вообще-то, в действующей армии и отправились в поход.

Ролевая игра 3. О пользе вуайеризма.

Встретились два друга на вокзале,
Видимо не виделись давно.
Долго целовались, обнимались,
Пока х@й не встал у одного.

Максим Максимович случайно встретился с Печориным, но последний оказал ему холодный прием, чем несказанно обидел старика. В отместку старый офицер передает третьим лицам свой дневник, в котором он со сладострастностью вуайериста, описывает проделки героя того нашего времени.

Ролевая игра 4. Детские игры.

Я ухожу от тебя, ты- педофил. У-тю-тю… какие слова мы знаем в 13 лет.

Участники: слепой мальчик, девочка Ундина, подросток Янко (название почти как у героя сопротивления), Печорин и казак в кустах. Ну и Максим Максимович, мастурбирующий на эти сроки.

У детей был отхожий промысел. Они занимались контрабандой нехитрых вещей. Печорину скучно. Он вертится вокруг девочки Ундины. Еще и казака в кустах посадил, велев быть начеку. Девочка была так себе девочкой и, притворившись увлеченной, заманила дядю в лодку, а прознав, что он не умеет плавать, пыталась скинуть его в воду. Сейчас бы вызвали участкового от слова «участие» и органы опеки, тогда дети были вынуждены выживать сами. Как и дяди–педофилы. Печорин сам скинул ее в воду, и она поплыла навстречу Янко, потому что, в отличие от бравого офицера, умела плавать, а слепой мальчик украл у Печорина вещи. Отомстили по детски — как умели. Печорина же это все очень позабавило, кроме того, что он мог утонуть. То есть, осадочек-то остался. Как и казак в кустах. Чем ему помешали дети, пусть и нашкодившие слегка? Намного позже я поняла. Таким образом герой нашего времени просто чекинился во всех местах, где образовывался. Пакостил и уезжал. Герой нашего времени с неопределенной ориентацией. Дети не пострадали, судьба казака не известна.

Ролевая игра 5. Прошлое кажется сном. Немного о садо-мазо и зоофиии.

Он бы тебе понравился- циник, развратник, авантюрист и безбожник. Вообщем – наш человек.

Наконец появляется причина всех бед. Собственно, на алтарь простого русского слова «не дала» или «дала, но без должного восхищения» брошены: две княжны, дети, кони, бараны, юный юнкер, никчемный Максим Максимович, и даже казак, забытый в кустах. Последнему, по слухам, удалось спастись. Тут–то мы и узнаем, что скучающий мудак оказывается тоже умеет страдать и плакать. И отвергнутый — скакать на коне как подорванный. Вообще с этими конями, в его жизни, что-то неладно. Конь — прямо тотем , проходящий красной нитью через все повествование. И Мэри он сравнивает со скаковой лошадью, и Бэлу умыкает в обмен на коня, и скачет, и скачет и скачет, и, видимо, и избы горят. Все-таки он немного и зоофил. Хотя, если конь — совершеннолетний, то это по согласию.

И тут бы всем спрятаться или врача пригласить… не ангажированного, не под кликухой Мефистофель. Но не было для нас тогда других врачей. Как всякий психопат Печорин мечется (почти на коне) между Верой и Мери. Он должен быть нужен всем. Грушницкого он не рассматривает. Его не жалко. Мери тоже не жалко — она аргумент, а не человек. Но тут еще и рассеивается страсть к Вере. Зачем она ему рассказала, что у нее чахотка, и дни сочтены. Никто не любит хворых баб. Лучше бы она его заразила.
Метаться между почти трупом и ненужным аргументом- так себе занятие. Герой нашего времени ищет новые развлечения. Своим хамством он обижает всех действующих лиц. И вместо того, чтобы собраться всем городом и навалять ему, или вызвать его на товарищеский суд, все обижаются и огорчаются. Конфликта нет — нет интереса. Поэтому дуэль под патронажем доктора с погремухой Мефистофель. Убить и свалить на черкесов. Прикольно и в нашем героическом духе. Всех погубил и ускакал к новому месту службы.

Ролевая игра 6. Финальная.

Он гордый, флер таинственности и вседозволенности окутывает его. Спор с сербом, русская рулетка, осечка, еще одна. Разрубленная свинья на дороге как символ фатальности и неотвратимости. И серба, все-таки, изрубил казак пьяный. Прямо оракул герой того нашего времени. Никакой фатальности. Казак из предыдущего повествования наконец-то выбрался из кустов, где его забыли как Фирса, естественно нажрался и не совладал со своим раздражением.

Так что не забывайте свои вещи.

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks