Олег Утицин:

 

Это ноябрь 1984-го года.

Это «три затяжки — и под танк».

Это гвардии старый сержант горной пехоты.

Это Славка Волков снимал.

Чахлый прутик за правым плечом — это одно из деревьев, которые пытались высаживать в степи, где стоял наш полк. И к этим прутикам прибивали большими гвоздями таблички с надписями — «гв. с-нт Пупкин», «гв.ефрейтор Гогоберидзе» … Там несколько десятков таких прутиков было. И я думал, было время, если бы каждый боец по дереву там вырастил — там бы леса шумели в этой дохлой степи, над которой, как по трубе, гулял гулкий ветер с Эмбы, секретного ядерного полигона. «Если бы Земля имела форму жопы, Эмба была бы очком».

Там, у меня за спиной, в десятке шагов полковой КПП.

И в глазах моих, тех, ноября 1984-го года, знание, что я сейчас сделаю несколько шагов в том направлении, где для меня войны не будет никогда.

Перед глазами моими, там в ноябре 1984-го года, наши пацаны, которые остаются за этой линией.

Мы стоим молча. И смотрим в глаза друг другу.

И рот у меня открыт, потому что я только дым выдохнул после затяжки своей последней сигареты в рядах ВС СССР.

И надо бы идти.

И я не могу сдвинуться с места.

Как это в литературе? «Взоры приковывают»?…

Ноябрь 1984-го года.

Мне 27 лет.

А среди тех, на которых я смотрю в те минуты, есть такие, которые и до двадцати не доживут…

Потом.

И до 25-ти.

И до 36-ти…

Сейчас я внимательно вглядываюсь в свои глаза на этом фото, и вижу в них знание судьбы этих пацанов.

И их глаза я вижу, потому что в них заклинание и послание меня в их будущее — «мы верим, мы знаем, ты там за нас оторвёшься, там, в той жизни…».

Оторвусь, куда денусь.

Подобие усмешки на моём лице.

И надо было докурить.

И надо было повернуться к ним спиной.

И сделать тот десяток шагов за ту невидимую линию, которая тогда казалось такой явной.

Надо было сделать. И я сделал то, что надо было сделать.

И не заплакал, когда пацаны по-нашему полковому обычаю долго и пронзительно засвистели мне в след.

Он мне самое сердце пронзил — этот свист двух десятков воинов.

И почти прямо за КПП мне встретился вытянувшийся смирно совсем молодой боец, не понимавший, что происходит, но уже обученный приветствовать старшего по званию, оставив боевое задание убирать мусор за территорией.

Шинель у него была велика. Шапка тоже на уши сползла…

Веник в левой руке. Правой честь отдаёт.

Глаза встревоженные — хрен знает, что ждать от этого старшего сержанта.

Я остановился и хлопнул его по плечу.

— Давай! — сказал я ему.

Потом хлопнул ещё сильнее, так, что он присел.

— Давай! — уже прорычал я — Давай!!!…

 

 

От редакции Мэйдэй: подписывайтесь на нас пожалуйста, это очень важно для нас:

Телеграм: t.me/mayday_rocks

Яндекс Дзен: zen.yandex.ru/mayday.rocks

Фэйсбук: facebook.com/mayday.now

Твиттер: twitter.com/MaydayRRRocks